Страница:Сапунов А. Двинские или Борисовы камни.pdf/11

Эта страница не была вычитана


теперь можно видѣть памятникъ христiанскаго благочестiя его (князя Бориса), именно — огромный камень, выдающiйся изъ глубины Двины; на немъ изображенъ пятерной Book illustrations of Dvina or Boris stones - k.3.png крестъ, съ слѣдующею грубою[1], но полною благочестiя надписью: „Miserere Dоminе mancipio tuo Boryso, Ginvilonis filio“ Вiюкъ-Кояловичъ не говоритъ, на какомъ языкѣ сдѣлана надпись, что и ввело въ заблужденiе ученаго Шлецера.

А. Л. Шлецеръ, слѣдовавшiй въ своей исторiи Литвы Вiюкъ-Кояловичу, не имѣлъ, по всей вѣроятности, предъ глазами Хроники Стрыйковскаго, который ясно говорить, что надпись на камнѣ изсѣчена „русскими письменами“. Шлецеръ почти буквально повторяетъ слова Вiюкъ-Кояловича объ этой надписи:[2] „Въ Полоцкѣ пишетъ Шлецеръ — княжилъ Борись Гинвиловичъ, который женился на дочери тверскаго князя, и первый изъ князей литовскихъ принялъ христiанскую вѣру... Старость свою онъ провелъ въ молитвахъ и въ созиданiи храмовъ Божiихъ. Еще во дни сочинителя (т. е. Вiюкъ-Кояловича), среди

  1. Мнѣ кажется, что надпись названа грубою — rudis — въ томъ смыслѣ, что написана она по-славянски; объ этомъ, однако, ученый iезуитъ умолчалъ.
  2. „Noch zu des Verfassers Zeiten sah man mittcn in der Düna einen grossen Stein, auf dem er (Borys) ein fünffaches Kreutz hatte hauen lassen, mit der zwar unlateinischen, aber doch frommen Aufschrift: Miserere Domine etc. (Allgemeine Nordisclie Geschichte..., herausgegeben von Sclilotzer. Th. I. Halle 1771. 8. cf. „Ученыя Записки Акадсмiи Наукъ но 1-му и 3-му отд., т. III, 1855 г.).
Тот же текст в современной орфографии

теперь можно видеть памятник христианского благочестия его (князя Бориса), именно — огромный камень, выдающийся из глубины Двины; на нём изображен пятерной Book illustrations of Dvina or Boris stones - k.3.png крест, с следующею грубою[1], но полною благочестия надписью: „Miserere Dоminе mancipio tuo Boryso, Ginvilonis filio“ Виюк-Коялович не говорит, на каком языке сделана надпись, что и ввело в заблуждение ученого Шлецера.

А. Л. Шлецер, следовавший в своей истории Литвы Виюк-Кояловичу, не имел, по всей вероятности, пред глазами Хроники Стрыйковского, который ясно говорить, что надпись на камне иссечена „русскими письменами“. Шлецер почти буквально повторяет слова Виюк-Кояловича об этой надписи:[2] „В Полоцке пишет Шлецер — княжил Борись Гинвилович, который женился на дочери тверского князя, и первый из князей литовских принял христианскую веру... Старость свою он провел в молитвах и в созидании храмов Божиих. Еще во дни сочинителя (т. е. Виюк-Кояловича), среди

  1. Мне кажется, что надпись названа грубою — rudis — в том смысле, что написана она по-славянски; об этом, однако, ученый иезуит умолчал.
  2. „Noch zu des Verfassers Zeiten sah man mittcn in der Düna einen grossen Stein, auf dem er (Borys) ein fünffaches Kreutz hatte hauen lassen, mit der zwar unlateinischen, aber doch frommen Aufschrift: Miserere Domine etc. (Allgemeine Nordisclie Geschichte..., herausgegeben von Sclilotzer. Th. I. Halle 1771. 8. cf. „Ученые Записки Акадсмии Наук но 1-му и 3-му отд., т. III, 1855 г.).