Открыть главное меню

Страница:Русский биографический словарь. Том 19 (1909).djvu/520

Эта страница была вычитана
508
СТРОГАНОВЪ.


пости и земли — писали они дальше — но мало дружины; идите къ намъ оборонять Великую Пермь и восточный край христіанства» (Карамзинъ, т. IX, стр. 224). Какъ извѣстно, казаки приняли это предложеніе и осенью того же года, «на самомъ рѣкъ заморозьѣ», подымаясь вверхъ по Волгѣ, Камѣ и Чусовой, прибыли къ С—вымъ въ числѣ 540 человѣкъ. Число это, впрочемъ, въ лѣтописныхъ указаніяхъ весьма сильно варьируетъ: въ то время какъ Есиповская и Строгановская лѣтописи въ полномъ согласіи называютъ 540, Ремезовская повышаетъ его до 6000 челов., что совсѣмъ невѣроятно. Точно также лѣтописныя указанія, а вслѣдъ за ними и мнѣнія изслѣдователей расходятся и по вопросу о томъ, былъ ли Ермакъ дѣйствительно приглашенъ С—выми или же, убѣгая отъ преслѣдованія царскихъ воеводъ, самъ пришелъ къ нимъ. Извѣстное основаніе для второго предположенія можно найти въ той же Есиповской лѣтописи, въ которой повѣствуется: «Побѣгоша казаки (преслѣдуемые царскими воеводами) вверхъ по Волгѣ… и дойдоша до Камы, и Камою до устья Чусовой, на ней же Строгановы вотчины и русскія люди живуще»… Противоположное предположеніе опирается на упомянутую въ текстѣ «ласковую» грамоту, въ его же пользу опредѣленно высказывается Строгановскій лѣтописецъ, наконецъ въ царской грамотѣ на имя одного изъ позднѣйшихъ представителей рода С—выхъ прямо сказано: «Предки его призвали съ Волги атамановъ и казаковъ, Ермака съ товарыщи, въ свои вотчины»… Возможно, что М. Я. и Н. Г., призывая опальныхъ казаковъ и боясь гнѣва Іоанна, старались держать этотъ поступокъ по возможности втайнѣ, почему онъ, можетъ быть, и остался для нѣкоторыхъ лѣтописцевъ неизвѣстнымъ. Что дѣлали казаки у С—выхъ въ первый годъ по прибытіи, не вполнѣ ясно. Нѣкоторые источники утверждаютъ, что они будто бы сражались съ вогуличами, напавшими на пермскія земли С—выхъ, но это совершенно невѣроятно, такъ какъ разумѣещееся здѣсь нападеніе произошло уже послѣ отплытія Ермака въ Сибирь. Историкъ Миллеръ полагаетъ, что въ теченіе перваго года они занялись распашкой необработанныхъ земель, приведя въ годное для хлѣбопашества состояніе одинъ изъ береговъ Чусовой на протяженіи 70 верстъ. Это предположеніе, по крайней мѣрѣ во всемъ его объемѣ, также слишкомъ гипотетично и маловѣроятно.

Лѣтомъ 1580 г. Ермакъ, снабженный со стороны М. Я. и Н. Г. стругами, пушками, пищалями, порохомъ и пищевыми припасами, по рѣкѣ Чусовой открылъ свой походъ на Сибирь. Большинство изслѣдователей сходятся на томъ, что первая попытка Ермака дойти до Сибири была неудачна; вслѣдствіе отсутствія опытныхъ проводниковъ, онъ запутался и заблудился въ дебряхъ рѣки Чусовой и ея притоковъ, долженъ былъ перезимовать на рѣкѣ Сылвѣ, а ранней весною возвратился къ С—вымъ въ Чусовскій городокъ. Второй разъ, уже удачно, онъ выступилъ въ походъ тою же весною. Какъ бы то ни было, начало похода пріурочивается обыкновенно къ 1581 г. Вопросъ о томъ, принадлежала ли иниціатива похода М. Я. и Н. Г. или самому Ермаку, остается въ исторической литературѣ до извѣстной степени спорнымъ. Анонимный авторъ обстоятельнаго очерка о родѣ С—выхъ на основаніи разныхъ семейныхъ документовъ категорически утверждаетъ, что М. Я. и Н. Г., храня еще завѣты своего дѣда Аники и будучи отлично освѣдомлены о шаткомъ положеніи дѣлъ въ Сибири, объ относительной беззащитности страны и плохомъ вооруженіи жителей, — не только были иниціаторами похода, но даже, встрѣчая будто бы противодѣйствіе если не со стороны Ермака, то его нѣкоторыхъ товарищей, принуждены были настойчиво убѣждать казаковъ въ необходимости и пользѣ этого дѣла. Мнѣніе, что именно С—вы пришли къ этой мысли, раздѣляется и Карамзинымъ, который пишетъ, что они, «испытавъ бодрость, мужество и вѣрность казаковъ, узнавъ разумъ, великую отвагу и рѣшительность главнаго вождя», организовавъ еще собственную дружину изъ русскихъ, татаръ, литвы и ливонцевъ, наконецъ, изготовивъ всѣ необходимые припасы, — «объявили походъ, Ермака воеводою и Сибирь цѣлью». Такое заключеніе вполнѣ вѣроятно, особенно если принять во вниманіе происшедшій въ 1573 г. набѣгъ брата Сибирскаго хана Кучума — Маметкула, постоянную угрозу цѣлости владѣній со стороны зауральскаго сосѣда и естественное желаніе С—выхъ уничтожить зло въ корнѣ. Сторонники обратнаго мнѣнія указываютъ главнымъ образомъ