Открыть главное меню

Страница:Русский биографический словарь. Том 19 (1909).djvu/519

Эта страница была вычитана
507
СТРОГАНОВЪ.


Строгановъ, Макcимъ Яковлевичъ — см. вмѣстѣ съ Никитой Григорьевичемъ С.

Строгановъ, Никита Григорьевичъ, и двоюродный братъ его Максимъ Яковлевичъ, дѣти Григорья и Якова Аникіевичей, первые въ родѣ «именитые люди», извѣстны, главнымъ образомъ, тѣмъ, что призвали къ себѣ на службу волжскихъ казаковъ во главѣ съ Ермакомъ и снабдили ихъ средствами для похода въ Сибирь. При жизни родителей они играли подчиненную роль, послѣ же ихъ смерти продолжили совмѣстно управлять пермскими землями вплоть до 1579 г., когда вмѣстѣ съ дядей, Семеномъ Аникіевичемъ, жившимъ въ Сольвычегодскѣ, рѣшили подѣлить всѣ имущества, находившіяся до тѣхъ поръ у нихъ въ общемъ владѣніи. По ихъ просьбѣ, для утвержденія раздѣла и уверстанія каждой части оброкомъ, изъ Москвы былъ присланъ «сотной писецъ» Иванъ Яхонтовъ, впервые приведшій въ нѣкоторую извѣстность для московскаго правительства строгановскія владѣнія. Изъ его описи, извѣстной подъ именемъ «Сотной книги» (подлинникъ ея въ 1626 г. сгорѣлъ во время пожара въ Новгородѣ, сохранились лишь списки, частью опубликованные, но едва ли полные и вполнѣ сходные съ оригиналомъ), видно, что къ этому времени въ пермскихъ владѣніяхъ С—выхъ состояло 4 городка, 11 деревень, 28 починковъ, 1 мельница, 352 двора, людей взрослыхъ мужского пола 758 душъ, земли пахотной 4329 четвертей, лѣсу пашеннаго 677 четв., сѣна — 17,669 «копенъ» («копна» — земельная мѣра, равная 1/10 десятины). Всего же земли, на основаніи жалованныхъ грамотъ, къ этому моменту во владѣніи С—выхъ числилось свыше 8 милліоновъ десятинъ. По этому раздѣлу двѣ части имущества поступили въ общее владѣніе и пользованіе Семена и М. Я; они получили: земли по Камѣ протяженіемъ свыше 100 в., по Чусовой — 20 в., по Сылвѣ — 40 в. и др., 3 городка, 2 острожка, 8 деревень, 21 починокъ, 1875 десят. пахотной земли и свыше 10 тысячъ «копенъ» сѣна; остальная треть досталась отдѣльно Н. Г. и состояла изъ земель, лежавшихъ главнымъ образомъ по той же Камѣ, отъ р. Пыскорки до рр. Инвы и Косвы, протяженіемъ на 74 в., съ городкомъ Орелъ, 3 деревнями, 4 починками и пр.; подобнымъ образомъ были подѣлены и сольвычегодскія владѣнія. Послѣ раздѣла М. Я. поселился въ Чусовскомъ городкѣ, Н. Г. — въ Орлѣ, а Семенъ продолжилъ оставаться въ облюбованномъ имъ Сольвычегодскѣ.

Сольвычегодскія владѣнія С—выхъ, находясь въ относительно мирномъ уголкѣ Россіи, были въ сравнительной безопасности отъ нападеній и грабежей со стороны полудикихъ инородцевъ. Наоборотъ, пермскія ихъ земли въ этомъ отношеніи были поставлены въ гораздо болѣе неблагопріятныя условія; окруженныя со всѣхъ сторонъ инородцами, даже въ значительной степени населенныя ими, обрѣтаясь въ непосредственномъ сосѣдствѣ съ неспокойной Сибирью, онѣ неоднократно подвергались уже и раньше набѣгамъ какъ со стороны ближайшихъ туземныхъ племенъ, которыхъ С—вы постепенно вытѣсняли и ограничивали въ пользованіи природными богатствами края, такъ и со стороны людей сибирскаго хана Кучума, который близость С—выхъ и возводившіяся ими укрѣпленія могъ разсматривать какъ угрозу цѣлости его владѣній. Надъ обезпеченіемъ безопасности пермскихъ земель М. Я. и Н. Г. должны были серьезно призадуматься. Въ ихъ распоряженіи были значительные запасы боевыхъ средствъ, заготовленные еще ихъ родителями, но ощущался большой недостатокъ въ людяхъ, способныхъ къ ратному дѣлу. И вотъ въ концѣ 1578 г. братья прослышали, что по Волгѣ и Хвалынскому (Каспійскому) морю подвизается шайка казаковъ, своими грабежами иностранныхъ и русскихъ купцовъ, даже царскихъ пословъ (напр., русскаго посла въ Персію — Карамышева) навлекшая на себя гнѣвъ Іоанна и подвергавшаяся вслѣдствіе этого преслѣдованію царскихъ воеводъ. М. Я. и Н. Г. задумали воспользоваться для своихъ цѣлей услугами именно этой шайки. Весною 1579 г. они послали на Волгу къ Ермаку Тимофеевичу, Ивану Кольцо, Никитѣ Пану, Якову Михайлову, Матвѣю Мещеряку и др. главарямъ атаманства «вѣрнѣйшихъ своихъ служителей» съ предложеніемъ поступить къ нимъ, С—вымъ, на «службу честную». Въ посланной ими казакамъ «ласковой» грамотѣ, датированной 6 апрѣля 1579 г., М. Я. и Н. Г. убѣждали ихъ «быть не разбойниками, а воинами царя Бѣлаго и… примириться съ Россіей». «Имѣемъ крѣ-