Страница:Русский биографический словарь. Том 11 (1914).djvu/194

Эта страница была вычитана
195
НЕЙГЕБАУЭРЪ.


нинъ“ 1883, №№ 128 и 130; „Московскія Вѣдомости“ 1883 г., № 169; Д. Д. Языковъ, „Обзоръ жизни и трудовъ покойныхъ русскихъ писателей“, вып. III, стр. 61; Словари Брокгауза, Граната и др.

Нейгебауэръ, Людвигъ-Адольфъ, профессоръ анатоміи и гинекологіи въ Варшавѣ, род. 6-го мая 1821 г., ум. 9-го августа 1890 г. Н. родился въ селѣ Дьютровѣ, Калишской губ.; по окончаніи курса въ гимназіи въ гор. Берегѣ въ 1840 г., Н. поступилъ въ томъ же году на медицинскій факультетъ Юрьевскаго университета, но черезъ три года перевелся во Вроцлавъ гдѣ и кончилъ курсъ въ 1845 г. Защитивъ диссертацію: «De calore plantarum», Н. получилъ степень доктора медицины и былъ командированъ за границу, гдѣ въ теченіе двухъ лѣтъ работалъ у лучшихъ профессоровъ Вѣны, Парижа и Берлина. Въ 1847 г. онъ вернулся въ Вроцлавъ, откуда черезъ два года пріѣхалъ въ Россію, получилъ разрѣшеніе заниматься практикой, и поселился въ Калишѣ, гдѣ состоялъ старшимъ врачемъ въ больницѣ Св. Троицы. Въ 1857 г. онъ получилъ предложеніе читать лекціи по анатоміи въ медико-хирургической академіи въ Варшавѣ, гдѣ и протекла вся его дальнѣйшая служба, сначала въ качествѣ лектора по акушерству въ «Главной Школѣ», затѣмъ приватъ-доцента гинекологіи, а съ 1890 г. — профессора университета. Кромѣ того, онъ состоялъ врачемъ Маріинскаго института и больницъ Св. Духа и Младенца Іисуса. Въ 1890 году Н. былъ на съѣздѣ въ Берлинѣ, гдѣ и скоропостижно умеръ. Будучи профессоромъ, Н. имѣлъ въ то же время большую практику, какъ искусный врачъ-акушеръ, изобрѣвшій въ области акушерства много новыхъ пріемовъ и усовершенствованныхъ инструментовъ. Какъ ученый, Н. извѣстенъ многими сочиненіями въ области анатоміи и гинекологіи, на нѣм. и польскомъ языкахъ.

Wielka Encyclopedya Powszechna, t. 32; Słownik lekar. polskich; Энциклопедич. Словарь Брокгауза; „Всеобщій Календарь“ на 1891 г.; П. Прозоровъ, „Систематич. указатель книгъ и статей по греческой филологіи“, Спб. 1898, и др.

А. В.

Нейгебауэръ (Neubauer), Мартинъ, воспитатель царев. Алексѣя Петровича, памфлетистъ 1700-хъ гг., впослѣдствіи баронъ и канцлеръ Помераніи. Н. родился въ Данцигѣ въ 1670-хь гг. и былъ сынъ мѣстнаго бюргера; учился сначала въ родномъ городѣ, а въ концѣ 1690-хъ гг. слушалъ лекціи въ Лейпцигскомъ университетѣ, гдѣ преимущественно занимался латинскимъ языкомъ, юриспруденціей и исторіей; по отзыву нѣкоторыхъ лицъ, Н. былъ «персона нарочитой остроты». Въ 1699 г. генералъ русской службы, саксонецъ Карловичъ, которому былъ порученъ надзоръ за воспитаніемъ цар. Алексѣя, пригласилъ Н. ѣхать въ Москву, говоря, что для воспитанія царевича нуженъ образованный нѣмецъ, который будетъ состоять при немъ въ должности гофмейстера, обѣщая при этомъ порекомендовать его русскому двору на эту должность. Но такъ какъ Карловичъ въ мартѣ 1700 г. былъ убитъ, то опредѣленіе Н. замедлилось, и только въ іюнѣ 1701 г. онъ былъ принятъ на службу и опредѣленъ къ цар. Алексѣю для наставленія его «въ наукахъ и нравоученіи» съ платою, «сверхъ стола и квартиры, по сту рублевъ на мѣсяцъ». Этотъ выборь нельзя было назвать очень удачнымъ. Правда, Н. былъ по тому времени очень образованнымъ, но не отличался сдержанностью. Кромѣ того, его желаніе заправлять всѣмъ дѣломъ воспитанія, столкновенія съ русскими учителями, нежелавшими подчиняться иностранцу, и нелады съ А. Д. Меншиковымъ — главнымъ надзирателемъ за воспитаніемъ царевича — постоянно вызывали ссоры и взаимныя жалобы. Не оправдались и надежды Н., что онъ будетъ пользоваться значеніемъ въ званіи гофмейстера, такъ какъ въ январѣ 1702 г. Меншиковъ запретилъ ему употреблять этотъ титулъ, «но писаться информаторомъ (учителемъ) царевича», «понеже принято по достоинству за противное, что такой не шляхетный и не заслуженный человѣкъ дерзнулъ претендовать самовольно воспреискать такой высокой титулъ». Н. упорно отстаивалъ этотъ титулъ, ссылаясь на то, что, по убѣжденію Карловича, имѣя въ виду эту должность, онъ отказался отъ предложеній другихъ дворовъ. Черезъ нѣсколько мѣсяцевъ Н. просилъ, чтобы ему дали «полную мочь, яко гофмейстеру, дабы прочіе служители по достоинству его чтили и были послушны, понеже, если всякой изъ нихъ будетъ дѣлать, что хочетъ, то невозможно царевича изряднымъ нравамъ и порядочному житію научити», т. к. остальные портятъ его труды изъ «злости», вмѣ-