Страница:Православная богословская энциклопедия. Том 1.djvu/525

Эта страница была вычитана
1013АРІЭНЦИКЛОПЕДІЯ.АРІ1014


несомнѣнно не было. Самою многочисленною была группа оміевъ во главѣ съ Евсевіемъ кесарійскимъ. Евсевій выходилъ изъ того положенія, что тайна происхожденія Сына Божія отъ Бога Отца непостижима для людей и поэтому не придавалъ важнаго значенія возникшему спору и думалъ примирить православныхъ и аноміевъ такимъ символомъ вѣры, который, по неопредѣленности выраженій о лицѣ Сына Божія, могъ быть принятъ тѣми и другими. Неопредѣленность, недосказанность мысли всегда отличала и потомъ омійское ученіе. — Первымъ на соборѣ предложилъ символъ съ положеніями крайней аріанской группы Евсевій никомидійскій. Въ немъ Сынъ Божій прямо названъ былъ твореніемъ. Подобное выраженіе о лицѣ Сына Божія было оскорбительно для религіознаго сознанія православныхъ. Съ нимъ не соглашались и оміи. Поэтому символъ этотъ тотчасъ же былъ отвергнутъ и даже разорванъ. Послѣ того выступилъ Евсевій кесарійскій съ символомъ кесарійской церкви. Въ немъ о лицѣ Сына Божія говорилось слѣдующее: «Вѣрую… во единаго Господа Іисуса Христа, Сына Божія, Слово Божіе, Бога отъ Бога, свѣта отъ свѣта, жизнь отъ жизни, Сына единороднаго, перворожденнаго всея твари, прежде всѣхъ вѣкъ отъ Отца рожденнаго, чрезъ котораго и произошло все». Составленный въ такихъ неопредѣленныхъ выраженіяхъ символъ могли искренно подписать и православные, и аноміи, не поступаясь своими убѣжденіями. Императоръ остался доволенъ этимъ символомъ, но сказалъ, что в немъ слѣдуетъ добавить слово «единосущный» (ὁμοούσιος). Разумѣется, къ внесенію этого слова въ символъ расположили императора православные епископы. Сдѣланы были затѣмъ и другія измѣненія въ символѣ кесарійской церкви, но главное значеніе имѣло одно это слово. Оно сразу измѣнило неопредѣленный символъ въ строго православный. Слово единосущный указываетъ не только на единство существа Отца и Сына, но и на одинаковость, такъ что въ одномъ словѣ заключается указаніе и на единство Божіе и на различіе лицъ Сына Божія и Бога Отца, ибо единосущны могутъ быть только два лица. Не сказано: равносущенъ, такъ какъ это могло повести къ признанію двухъ боговъ, или тождесущенъ, что́ могло повести къ полному слитію божескихъ лиц, а именно единосущенъ, т. е. не слитъ по существу, но и не раздѣлен. Къ православному символу добавлены были анаѳематизмы на отдѣльныя аномійскія положенія: «Говорящихъ же, что было, когда (Сына) не было, что Онъ не существовалъ до рожденія, что Онъ произошелъ изъ несущихъ или изъ иной ипостаси или существа, или что Онъ сотворенъ или преложимъ или измѣняемъ, предаетъ анаѳемѣ каѳолическая церковь». Самъ Арій и изъ его защитниковъ Ѳеона и Секундъ не подписали ни символа, ни анаѳематизмовъ. Евсевій никомидійскій и Ѳеогній подписали символъ, но не подписали анаѳематизмовъ. Всѣ они были отправлены въ ссылку. Оміи во главѣ съ Евсевіемъ кесарійскимъ подписали символъ неискренно. Въ посланіи къ кесарійской паствѣ Евсевій разъяснялъ, что своею подписью онъ не измѣнилъ своимъ прежнимъ убѣжденіямъ и толковалъ слово единосущный въ смыслѣ подобный. Разумѣется, потомъ Евсевій ясно созналъ невозможность истолковать это слово въ благопріятномъ для своихъ единомышленниковъ смыслѣ и вскорѣ послѣ никейскаго собора обнаружилъ вражду и къ православному символу и къ его защитникамъ. Эта вражда, но не единство убѣжденій, соединила на нѣкоторое время и аноміевъ и оміевъ. Прежде всего имъ удалось добиться низложенія и ссылки Евстаѳія антіохійскаго (около 330 года), затѣмъ всѣ усилія соединенная группа направила противъ св. Аѳанасія, преемника Александра александрійскаго. Вмѣстѣ съ Евсевіемъ кесарійскимъ, Евсевіемъ никомидійскимъ и другими дѣятельное участіе въ борьбѣ съ св. Аѳанасіемъ принимали вожди оміевъ на латинскомъ западѣ — Урсакій сингидонскій и Валентъ мурсійскій. Они участвовали и въ принятіи Арія въ церковное общеніе на соборѣ въ Іеру-