Страница:Православная богословская энциклопедия. Том 1.djvu/487

Эта страница была вычитана
937АПОЭНЦИКЛОПЕДІЯ.АПО938


лей поклониться св. мѣстамъ въ Палестинѣ, а отсюда, отпустивъ всѣхъ сопровождавшихъ ее слугъ‚ и отказавшись отъ всякой роскоши, оставила при себѣ только старца и евнуха и вмѣстѣ съ ними переѣхала въ Александрію на поклоненіе мощамъ св. муч. Мины. Здѣсь, тайно отъ слугъ, одѣлась въ платье евнуха, явилась въ мужской скитъ къ преп. Макарію, назвала себя скопцемъ Дороѳеемъ и, принятая въ скитъ, долгіе годы подвизалась, никѣмъ невѣдомая. Полъ ея былъ открытъ въ скиту только когда она скончалась (въ 470 г.). Памятъ ея 5 янв. (въ Прол. 4 янв.). Ея житіе написано, какъ полагаютъ, современникомъ, но въ настоящемъ видѣ въ немъ замѣтны позднѣйшія измѣненія и дополненія (Сергій, М. В.). См. его въ ASS., 5 янв., Чт.-Мин., Прол., у Филарета, Подвиж. Востока, стр. 41.

АПОЛЛИНАРІАНСТВО, ученіе Аполлинарія Младшаго, епископа лаодикійскаго въ Сиріи (ум. 390 г.). Онъ былъ сынъ Аполлинарія старшаго, александрійскаго, который преподавалъ грамматику и риторику сначала въ Беритѣ, а потомъ въ Лаодикіи, и былъ пресвитеромъ послѣдняго города. Когда императоръ Юліанъ запретилъ христіанамъ читать греческую литературу, онъ старался, насколько возможно, возмѣстить эту литературу и, между прочимъ, издалъ поэтическій парафразъ, въ гомерическихъ стихахъ, историческихъ книгъ Ветхаго Завѣта. Сынъ, который былъ также извѣстнымъ учителемъ риторики, и впослѣдствіи (335 г.) чтецомъ въ Лаодикіи, но превосходившій отца какъ дарованіями, такъ и ученостью, началъ свою литературную карьеру подобнымъ же образомъ, но позже сосредоточился на христіанскомъ богословіи. Онъ писалъ комментаріи на различныя книги Библіи, защиту христіанства противъ Порфирія, защиту никейскаго символа противъ Евномія и Маркелла, и проч.; и эти его сочиненія привели его въ тѣсную связь съ представителями православной церкви, какъ св. Аѳанасій и другіе. Онъ былъ рукоположенъ въ санъ епископа лаодикійскаго, и въ теченіи долгаго времени считался однимъ изъ главныхъ поборниковъ никейскаго символа; однако постепенно его христологическая теорія, первоначально имѣвшая своею цѣлью просто опроверженіе аріанства, начала переходить въ открытую ересь. По ученію никейскаго символа во Христѣ сочетались совершенное Божество и совершенное человѣчество; такъ что Онъ въ одно и то же время былъ и совершеннымъ Богомъ, и совершеннымъ человѣкомъ. Аполлинарію эта мысль показалась совершенно несостоятельной и самопротиворѣчивой, смотрѣть ли на нее съ онтологической, психологической, или догматической точки зрѣнія. Двѣ различныя сущности, — разсуждалъ онъ, — каждая будучи полна и совершенна во всѣхъ своихъ свойствахъ, никогда не могутъ соединиться въ одну. Полный Богъ и полный человѣкъ никогда не могутъ слиться вмѣстѣ въ одну личность. Идея Бога-человѣка, по нему, есть чудовищность, стоящая на одномъ уровнѣ съ такими миѳологическими произведеніями, какъ минотавры, и проч. Мало того, идея такого единенія во Христѣ, между совершеннымъ Божествомъ и совершеннымъ человѣчествомъ, сразу разрушаетъ всю идею искупленія. Гдѣ есть полное человѣчество, тамъ есть грѣхъ; а если грѣхъ мыслить какъ потенціальность въ естествѣ Христа, то Онъ становится неспособнымъ для дѣла искупленія. Такъ какъ совершенное Божество и совершенное человѣчество не могутъ соединиться въ одну личность, то человѣчество Христа, если считать его полнымъ, могло только механически существовать рядомъ съ Его Божествомъ, и такимъ образомъ во Христѣ только человѣкъ страдалъ, былъ распятъ и умеръ, а «смерть человѣка не убиваетъ смерти». Чтобы выдти изъ этого затрудненія, по мнѣнію Аполлинарія, нужно было ограничить человѣчество Христа тѣломъ и животной душой, въ которыхъ обиталъ божественный Логосъ. Такое ученіе произвело большую смуту въ малопросвѣщенномъ еще тогда христіанскомъ обществѣ. Соборъ александрійскій (362 г.) осудилъ это ученіе. Противъ него въ 371 г. писалъ Аѳанасій великій. Но ни въ