Страница:Православная богословская энциклопедия. Том 1.djvu/466

Эта страница была вычитана
895АНТБОГОСЛОВСКАЯАНТ896


молодой ученый черезъ годъ получилъ утвержденіе въ степени магистра, а черезъ два года сдѣлался семьяниномъ, и не смотря на крайнюю скудость доцентскаго содержанія, заставившаго его поселиться на глухой окраинѣ города, зажилъ счастливою жизнью скромнаго труженика духовной науки. Кромѣ чтенія лекцій, молодой доцентъ занимался описаніемъ рукописей Соловецкой библіотеки, тогда поступившей въ казанскую академію, печаталъ статьи въ академическомъ журналѣ «Православномъ Собесѣдникѣ», а съ 1874 г. состоялъ и его редакторомъ. За это же время, подъ вліяніемъ охватившаго все русское общество движенія къ освобожденію своихъ братьевъ-болгаръ отъ турецкаго ига, онъ напечаталъ въ журналѣ свое ученое изслѣдованіе: «Константинъ, епископъ болгарскій, и его Учительное Евангеліе». Все повидимому обѣщало ему спокойную профессорскую жизнь, имѣющую свою особую прелесть въ самой скромности своего внѣшняго уклада. Но «отъ Господа направляются стопы человѣка», говоритъ боговдохновенный царь и пророкъ Давидъ, самъ испытавшій множество всякихъ превратностей въ своей жизни. И это вполнѣ оправдалось на судьбѣ молодого доцента.

Когда онъ только-что успѣлъ укрѣпиться въ своемъ служебномъ и семейномъ положеніи и испытать всю сладость семейнаго счастья, благословленнаго Богомъ двумя нѣжными малютками, какъ надъ его головой, точно громъ на безоблачномъ небѣ, разразился страшный ударъ, сразу разбившій такъ любовно устроенный скромный семейный очагъ. Въ 1879 г. скончалась его нѣжно-любимая жена, а чрезъ три года дифтеритъ унесъ въ могилу и обоихъ его дѣтей, на которыхъ онъ только было сосредоточилъ всю силу любви и попечительности своего истерзаннаго горемъ сердца. Поистинѣ только человѣкъ, одѣтый въ несокрушимую броню вѣры въ мудрость неисповѣдимыхъ путей Промысла Божія, могъ выдержать этотъ страшный ударъ судьбы, который сразу разрушилъ все, въ чемъ были смыслъ и счастье жизни скромнаго труженника науки. И тутъ именно и сказалась вся сила внутренней жизни человѣка, который не палъ подъ этимъ ударомъ, а мысленно повторивъ изреченіе знаменитаго библейскаго Іова: «Богъ далъ, Богъ и взялъ», увидѣлъ въ самомъ этомъ ударѣ голосъ Божій, призывавшій его къ иному пути жизни — иночеству, о которомъ онъ когда-то мечталъ, еще будучи мальчикомъ, въ своемъ дѣтскомъ упованіи молившимся о томъ, чтобы Господь привелъ его къ этому состоянію ими же вѣсть судьбами. И вотъ молодой ученый вдовецъ, предъ которымъ сразу погасъ весь свѣтъ его счастливой жизни въ мірѣ, идетъ къ своему архипастырю Высокопр. Палладію, тогдашнему архіепископу казанскому, и изливъ предъ нимъ свое семейное горе, просилъ принять его въ санъ иноческій. Архипастырь, самъ нѣкогда испытавшій подобное же горе, съ радостью принялъ молодого ученаго, даже переселилъ его въ свой архіерейскій домъ, чтобы имѣть его подъ своимъ ближайшимъ попеченіемъ и руководствомъ, и 4 марта 1883 года, въ пятницу на первой недѣлѣ великаго поста, въ своей архіерейской церкви, при многочисленномъ стеченіи народа и въ присутствіи профессоровъ и студентовъ академіи, постригъ его въ монашество подъ именемъ Антонія. Академія отнеслась къ этому шагу своего любимаго сочлена съ восторженнымъ сочувствіемъ и въ своемъ органѣ писала: «Изъ нѣдръ нашей академіи выходитъ не юноша, могущій временно увлечься высокимъ идеаломъ, а зрѣлый мужъ въ полномъ развитіи своихъ духовныхъ силъ. Что убо будетъ отроча сіе? Мы не можемъ знать всѣхъ его убѣжденій, но мы знали его какъ человѣка, христіанина и товарища, и вѣруемъ, что идеалъ монашества найдетъ въ немъ художественное воплощеніе съ своими лучшими и свѣтлыми сторонами». Съ своей стороны и Высокопр. Палладій обратился къ новопостриженному иноку съ восторженною рѣчью, въ которой между прочимъ го-