Страница:Православная богословская энциклопедия. Том 1.djvu/422

Эта страница была вычитана
809АНТЭНЦИКЛОПЕДІЯ.АНТ810


barbaricum. Этимологія слова ἀντιμίνσιον, у него же ссылки на Никиф. Исповѣдника, Вальсамона и Іоанна, еп. китрскаго. Renaudot, Liturgarium orientalium collectio. T. I p. 381. 381. — Н. В. Покровскій, Происхожденіе древне-христіанской базилики. — К. Т. Никольскій, Объ антиминсахъ правосл. русской церкви. — В. Долоцкій, О значеніи и древности дѣйствій, совершаемыхъ при освященіи храмовъ «Христ. Чт.» 1844. II часть. — Ладинскій, Церковная Археологія. — Веніаминъ, Новая Скрижаль — ссылки на Матѳея Властаря, Сим. Солунскаго. — Дмитревскій, Изъясненіе на литургію. «Православный собесѣдникъ». 1868 г. Сентябрь. О чинахъ патріаршей константинопольской церкви въ средніе вѣка.

АНТИНОМИЗМЪ — противное истинному смыслу и духу нравственнаго закона настроеніе или поведеніе. При этомъ отличительной особенностью антиномиста является стремленіе его такъ или иначе оправдать свое отступленіе отъ прямыхъ предписаній закона. Съ послѣдней стороны антиномизмъ и является наиболѣе постыднымъ явленіемъ, наиболѣе соблазнительнымъ для слабыхъ людей. Антиномисты были во всѣ времена. Одни изъ нихъ ведутъ себя вопреки нравственному закону въ своей личной жизни, другіе — въ жизни общественной. Въ первомъ случаѣ имѣемъ дѣло съ такъ называемымъ у моралистовъ (напр., у Мартенсена) «индивидуальнымъ антиномизмомъ», во второмъ — съ «соціальнымъ». Представители перваго антиномизма пытаются оправдывать свое противозаконное поступаніе ссылкою или на значеніе божественной благодати Христовой («идѣже бо умножися грѣхъ, преизбыточествова благодать» — Рим. 5, 20, — такъ что грѣховное поведеніе будто бы содѣйствуетъ тѣмъ большему обнаруженію божественной благодати и, какъ такое, даже желательно), или на свои личныя особенности, возвышающія ихъ надъ массою и дѣлающія для нихъ поэтому необязательнымъ то, что является таковымъ для послѣдней, — или на болѣе высокія цѣли, какихъ они надѣются такимъ своимъ поведеніемъ достигнуть, и проч. Первыхъ немало было въ самые ранніе вѣка христіанской эры, вторыхъ и третьихъ много особенно теперь, хотя не было въ нихъ недостатка и раньше. Противъ первыхъ ап. Павелъ говоритъ: «пребудемъ ли во грѣсѣ, да благодать преумножится? Да не будетъ. Иже бо умрохомъ грѣху, како паки оживемъ о немъ»... (Рим. 6, 1, 2? Сравн. 3, 8). Противъ вторыхъ говоритъ общеобязательность нравственнаго закона, направленнаго ко всѣмъ безъ изъятія: Матѳ. 22, 36—40; Лук. 10, 27 и друг., при чемъ поступаніе согласно съ личными особенностями субъекта можетъ быть оправдано лишь подъ условіемъ соотвѣтствія его съ «общеобязательнымъ долгомъ» (Мартенсенъ). О третьихъ нечего и говорить: путемъ зла, каковымъ является уклоненіе отъ требованій нравственнаго закона для осуществленія будто бы болѣе высокихъ цѣлей, можно придти только и только къ злу; изъ нравственнаго зла никогда не можетъ возникнуть что-либо другое, кромѣ зла же: «и не яко же хулимся, и якоже глаголютъ нѣціи насъ глаголати, яко сотворимъ злая, да пріидутъ благая: ихъ же судъ праведенъ есть». (Рим. 3, 8. Ср. Лук. 16, 10). — Изъ представителей второго антиномизма, т. е., соціальнаго, наиболѣе извѣстны іезуиты, употребляющіе, повидимому, всѣ мѣры къ тому, чтобъ «обойти» ясныя требованія нравственнаго закона въ интересахъ разнузданной человѣческой свободы (общеизвѣстно іезуитское ученіе о «цѣли, оправдывающей средства», о «пробабилизмѣ», «aequivoca», «restrictiones mentales», «consensus conditionales», «peccatum veniale» и проч.) (частности обо всемъ этомъ см. подъ словомъ «Іезуитская мораль»). Кромѣ іезуитскаго антиномизма, отмѣчаютъ еще «политическій», «соціалистическій» и др. У политиковъ проповѣдуется, такъ сказать, «двоякая» нравственность: одна, поскольку имѣется въ виду частная, личная ихъ мораль, и другая, поскольку имѣется въ виду ихъ политическая дѣятельность. Въ первомъ случаѣ они слѣдуютъ предписаніямъ «обычной», общечеловѣческой нравственности. Во второмъ считаютъ не-