Страница:Православная богословская энциклопедия. Том 1.djvu/292

Эта страница была вычитана
553АЛТЭНЦИКЛОПЕДІЯ.АЛТ554


Кипріанъ, Арнобій и др.), и только у нѣкоторыхъ означаетъ все святилище (Антоній Плессанскій, у Миня, 72, 901). Въ древности же эта часть христіанскаго храма носила иныя названія, у грековъ: ἅγιον ἅγίων ἁγίασμα (Евсев. Церков. Ист. кн. X. гл. 4; кн. VII, гл. 15), ἱερατεῖον (Созоменъ. Церков. Ист. кн. VII, гл. 25; литургія Іоанна Златоуста), θυσιαστήριον, βῆμα (возвышенное мѣсто, на которое нужно входить), πρεσβυτήριον; у латинянъ: sanctuarium, sacrarium. См. Bingnam, Origines Lib. VIII. c. VI. p. 210), suggestum, trisunal и иногда chorus. Одни изъ этихъ названій указываютъ на высокое назначеніе и важность алтаря, а другія (βῆμα, suggestum tribunal) на его возвышенное положеніе сравнительно съ другими частями храма. И дѣйствительно, всѣ сохранившіеся отъ древности храмы въ этомъ отношеніи отличаются другъ отъ друга только тѣмъ, что въ однихъ алтарная часть имѣетъ болѣе возвышенное положеніе, въ другихъ менѣе. Въ храмахъ небольшихъ алтарь поднимается надъ поломъ не очень высоко, иногда на одну только ступень; въ храмахъ же обширныхъ, особенно въ тѣхъ, подъ алтаремъ которыхъ устроялись склепы для помѣщенія гробовъ мучениковъ, часть эта возвышалась очень значительно, на пять и болѣе ступеней. И только въ самыхъ тѣсныхъ храмахъ пространство, занимаемое алтаремъ, не возвышалось надъ поломъ, такъ какъ алтарь былъ видѣнъ всѣмъ и безъ этого. Таковы храмы римскихъ катакомбъ, напр., храмъ въ усыпальницѣ св. Агнессы (Красносельцевъ. Располож. и убранство древне-христ. храмовъ. Правосл. Собесѣд., 1879 г. май, стр. 5). Такое положеніе занималъ алтарь въ христіанскихъ храмахъ, начиная съ III в. И такъ какъ оно обусловливалось свойствами христіанскаго богослуженія, въ которомъ должны были принимать болѣе или менѣе дѣятельное участіе всѣ присутствующіе, и вытекающею отсюда необходимостью доставить имъ возможность и удобство яснѣе видѣть все, что совершается, и слышать, что произносится священнослужителями, то можно думать, что и храмы двухъ первыхъ столѣтій не отличались въ этомъ отношеніи отъ храмовъ позднѣйшаго времени. Въ пользу этого говорятъ и слѣдующія соображенія. Изъ исторіи извѣстно, что мѣстами богослужебныхъ собраній христіанъ служили или базилики и экусы въ частныхъ домахъ, или же иногда іудейскія синагоги. Въ послѣднемъ случаѣ алтарь всего скорѣе могъ занимать ту возвышенную часть синагоги, которая отводилась для каѳедры и ковчега, а въ первомъ христіане или нарочно устраивали возвышенія, или же пользовались возвышеніями существующими, ибо послѣднія составляли неизбѣжную принадлежность великолѣпныхъ и обширныхъ базиликъ и были похожи на тѣ эстрады, которыя можно видѣть въ остаткахъ базилики и триклинія Палатинскаго дворца въ Римѣ (Красносельцевъ. Ibid. стр. 6).

Занимая возвышенное положеніе, алтарь тѣмъ самымъ уже отдѣлялся отъ средней части храма; но, помимо этого, онъ отдѣлялся отъ нея особой преградой. Слѣды ея и до селѣ видны въ подземныхъ церквахъ катакомбъ. Произведенныя въ нихъ изслѣдованія показали, что во многихъ криптахъ, заключавшихъ въ себѣ мощи какого-либо мученика, то мѣсто, гдѣ стоялъ саркофагъ, служившій престоломъ, отгораживалось рѣзною решеткою. Такова папская крипта катакомбъ св. Каллиста и нѣкоторыя крипты катакомбъ св. Елены, Прискиллы и Агнессы въ Римѣ: стоящіе здѣсь у алтаря колонки не могли имѣть другого назначенія, какъ служить опорою для преграды. Что касается ея существованія въ христіанскихъ храмахъ, начиная съ IV в., то оно не подлежитъ никакому сомнѣнію, такъ какъ подтверждается многочисленными письменными свидѣтельствами. Такъ, Евсевій Кесарійскій, разсказываетъ о Павлинѣ, епископѣ тирскомъ, — что онъ отдѣлилъ алтарь отъ храма преградою, имѣвшей видъ „сѣтей изъ дерева, украшенныхъ тончайшей и искуснѣйшей работой, приводившей въ изумленіе зрителей“. (Ц. И. кн. 10, гл. 4). Упоминанія о ней встрѣ-