Страница:Православная богословская энциклопедия. Том 1.djvu/279

Эта страница была вычитана
527АЛЕБОГОСЛОВСКАЯАЛЕ528


сти. Прологъ, кратко излагая всѣ ихъ свѣдѣнія, о дальнѣйшей дѣятельности св. Алекс. митр. пишетъ: „И пріиде отъ Царяграда на свою митрополію Россійскія земли и пребысть, уча слову Божію и исправляя истинную православную вѣру и чудеса творя многа“… Затѣмъ слѣдуетъ извѣстный разсказъ объ исцѣленіи имъ отъ слѣпоты Ханьши Тайдулы, о построеніи Чудова монастыря въ Москвѣ, о кончинѣ святителя и, въ заключеніе: „пребысть въ святительствѣ двадесять и четыре лѣта, добрѣ церковь Божію упасъ и Христово словесное стадо православныхъ христіанъ, и бысть всѣхъ лѣтъ живота его осмьдесятъ пять“ („Памятн. древне-рус. церк.-учит. литер.“, вып. IV, 42). Лѣтописи наши сообщаютъ немногимъ больше этого. Тѣмъ не менѣе, о церковно-учительной и книжной дѣятельности св. Алекс. мит. свидѣтельствуютъ — учительныя посланія (сохранилось три изъ нихъ) и, особенно — сдѣланный имъ переводъ Новаго Завѣта съ греч. на слав. яз., отличающійся многими особенностями и разностями, сравнительно съ существовавшими древне-слав. переводами, — о его церковно-административныхъ заботахъ — извѣстныя по лѣтописямъ мѣропріятія его въ отношеніяхъ къ епископамъ новгородскому, тверскому, суздальскому и личныя посѣщенія нѣкоторыхъ подвѣдомственныхъ ему епархій, въ отношеніяхъ къ монашеству — построеніе имъ монастырей и заботы о благоустройствѣ монашеской жизни и о распространеніи общежитія въ монастыряхъ (въ Москвѣ имъ устроены три монаст. — Чудовъ, Спасскій Андрониковъ и Алексѣевскій, четвертый же — Симоновъ устроенъ при немъ на стороннія средства, — внѣ Москвы онъ устроилъ также три монаст., — причемъ одинъ — серпуховскій Владычный былъ построенъ вновь, два другихъ — Константиновскій близь Владиміра и Благовѣщенскій въ Нижнемъ Новгородѣ возобновлены изъ развалинъ, — объ отношеніяхъ св. Алекс. митр. къ монашеству и къ монастырямъ см. подъ слов. Монашество и монастыри въ Россіи). — О значеніи государственной дѣятельности святителя Алекс. проф. В. О. Ключевскій дѣлаетъ такой отзывъ: „Происходя изъ родовитаго боярства, искони привыкшаго дѣлить съ князьями труды обороны и управленія страны, митр. Алексій шелъ боевымъ, политическимъ путемъ, былъ преемственно главнымъ совѣтникомъ трехъ великихъ князей московскихъ, руководилъ ихъ боярской думой, ѣздилъ въ орду ублажать хановъ, отклоняя ихъ отъ злыхъ замысловъ противъ Москвы, воинствовалъ съ недругами Москвы всѣми средствами своего сана, каралъ церковнымъ отлученіемъ русскихъ князей, непослушныхъ московскому государю, поддерживалъ его первенство, съ неослабной энергіей отстаивалъ значеніе Москвы, какъ единственнаго церковнаго средоточія всей политически разбитой русской земли“ (рѣчи въ память преп. Серг., произн. 26 сент. 1892 г). Соловьевъ С. говоритъ почти тоже самое и намекаетъ даже, что если-бы „значеніе митрополита, относительно князя удержалось (при его преемникахъ) на той высотѣ, на какой оно находилось при Алексіѣ“, то — власть духовная положительно возобладала бы надъ свѣтской (Ист. Рос., т. XIII гл. 1, стр. 651, изд. Товар. Общ. Пол.). Проф. Е. Е. Голубинскій въ только что появившемся II т. его „Ист. рус. цер.“ высказывается нѣсколько скромнѣе: „Св. Алексія, говоритъ онъ, обстоятельства времени поставили во главѣ государственнаго управленія, такъ какъ онъ былъ митрополитомъ и въ то же время первымъ государственнымъ человѣкомъ, главою боярской думы своихъ князей. Ему выпало занимать митрополичью каѳедру въ то время, какъ князьями Московскими были люди, требовавшіе опеки… Мы не можемъ дать полной характеристики всей государственной дѣятельности св. Алексія, потому что для этого не достаетъ у насъ свѣдѣній; но мы положительнымъ образомъ знаемъ, что онъ былъ ревностнѣйшимъ охранителемъ владѣній и власти московскихъ князей противъ внѣшнихъ враговъ: современныя свидѣтельства, принадлежащія друзьямъ и врагамъ св. Алексія, согласно гово-