Страница:Православная богословская энциклопедия. Том 1.djvu/278

Эта страница была вычитана
525АЛЕЭНЦИКЛОПЕДІЯ.АЛЕ526


чины св. Алексія въ епископа Владимірскаго; спустя 47 дней по кончинѣ м. Ѳеогн., скончался (въ апр.) и вел. кн. Сим. Ив. отъ свирѣпствовавшей тогда въ Европѣ и проникшей въ Россію страшной болѣзни — чумы (ужасы ея опустошеній, напр., въ Италіи, въ 1348 г., мастерски-художественно описаны Боккачіо во вступленіи къ его „Декамерону“). Св. Алекс. пришлось похоронить одного за другимъ митрополита и велик. князя и немедленно выступить въ сложной и запутанной церковно-государственной дѣятельности — выступить среди ужасовъ чумы — „черной смерти“ и при такомъ государѣ, котораго лѣтописцы, въ противоположность его предшественнику — Симеону Гордому, т. е. умному и твердому характеромъ, называютъ „тихимъ и кроткимъ“, т. е. слабымъ (Иванъ Ив., братъ Сим. Горд., умер. въ 1359 г.), по замѣчанію Голубин., между тѣмъ какъ чуткіе и страшные враги только что начинавшейся церковно-политической самостоятельности Москвы (татары, Литва, Галиція, Польша, разные удѣльные князья и пр.) со всѣхъ сторонъ угрожали ей, и ежеминутно, казалось, сотрутъ ее съ лица земли, обративъ въ одинъ изъ ничтожнѣйшихъ удѣловъ — помѣстій какого-нибудь сосѣдняго княжества, не имѣвшаго никакого будущаго. А для Москвы сѣмена — основы этого „будущаго“ и великаго — уже были заложены въ ея предъидущей исторіи, какъ ни мало еще она жила самостоятельной политической жизнью (ея первый князь Даніилъ, сынъ Алекснр. Нев., сконч. въ 1303 г., Сим. Горд. былъ 3-мъ и велик. уже моск. кн.). Въ такой моментъ и среди столькихъ враговъ и опасностей, угрожавшихъ самостоятельности москов. митрополіи и велик. княж. москов., св. Алекс., подготовленный всей своей предъидущей жизнью, принялъ на себя управленіе дѣлами церковными, а вмѣстѣ, въ силу тогдашнихъ обстоятельствъ — и государственными, и явилъ себя истинно великимъ и святымъ человѣкомъ, по признанію всѣхъ новѣйшихъ историковъ. Къ сожалѣнію о многолѣтней (въ продолженіи 24 лѣтъ) церковно-правительственной дѣятельности св. Алексія, по рѣшительному заявленію проф. Е. Е. Голубинскаго — „мы совершенно ничего не знаемъ“, — мы имѣемъ объ немъ „нѣкоторыя свѣдѣнія только какъ о государственномъ дѣятелѣ“ (Ист. русск. ц. 2, 1, стр. 188, 193). Съ этимъ согласны и другіе историки. — По возвращеніи пословъ изъ Константинополя въ 1353 г. (въ іюлѣ), принесшихъ согласіе императора и патріарха на поставленіе его въ митрополита кіевскаго и всея Россіи, святитель Алекс. отправился въ Царь-градъ для посвященія, но получилъ посвященіе и возвратился оттуда только осенью 1355 г., преодолѣвъ уже и въ этотъ разъ цѣлый рядъ препятствій и затрудненій — какъ со стороны патріархіи, неохотно соглашавшейся на поставленіе митрополитомъ русскаго, такъ и со стороны другихъ претендентовъ на кіевскую митрополію, по интригамъ галицко-волынскихъ князей и Литвы (въ политическомъ отношеніи владѣвшей Кіевомъ), которымъ благопріятствовала двуличная политика патріархіи (еще до прибытія св. Алекс. въ Константинополь однимъ изъ такихъ претендентовъ явился какой-то Ѳеодоръ, который, не получивъ посвященіе въ митр. кіевскаго отъ конст. патр., получилъ таковое отъ болгарскаго тырновск. патр. и отправился въ Кіевъ; затѣмъ является Романъ, выставленный литов. кн. Ольгердомъ, и его посвящаютъ въ митр. кіевск. въ то самое время, когда новопосвященный митр. св. Алекс. еще находился въ Кон—лѣ, далѣе, Кипріанъ и пр.). Но препятствія и затрудненія, встрѣченныя св. Алекс. въ К—лѣ были только началомъ продолжительной и упорной церк.-полит. борьбы, въ которой пришлось принять ему дѣятельное участіе и которая повела къ прискорбному раздѣленію русской митрополіи (см. подъ словомъ Кипріанъ митр.) и къ церковной смутѣ (см. подъ слов. Митяй). Старинныя житія св. Алекс. возвращеніемъ его изъ К—ля, по поставленіи въ митрополита, и оканчиваютъ свой разсказъ о фактическихъ проявленіяхъ его церковной собственно дѣятельно-