Страница:Православная богословская энциклопедия. Том 1.djvu/275

Эта страница была вычитана
519АЛЕБОГОСЛОВСКАЯАЛЕ520


этому при всѣхъ заслугахъ немаловаженъ былъ и вредъ, который причиняли отдѣльные учителя въ своей чрезмѣрной ревности къ аллегорическому объясненію Св. Писанія, къ примиренію эллинской философіи съ христіанской религіей. Впрочемъ, упрекъ въ платонизмѣ и неоплатонизмѣ, по которому александрійцы, будто бы, ввели въ христіанское ученіе идеи этихъ философскихъ системъ, въ этой общей формѣ неоснователенъ. Форма изложенія, способы выраженія и методъ нерѣдко сближали ихъ съ неоплатониками, частію потому, что они до своего обращенія сами обучались этой философіи, частію потому, что они самыми обстоятельствами были вынуждаемы пользоваться ея терминологіей и методомъ, чтобы съ успѣхомъ бороться съ іудейскими неоплатониками и еретическими гностиками. Учителя и ученики въ Александріи, вообще, придерживались экклектизма, причемъ они не держались исключительно какой-нибудь опредѣленной системы, выбирая подходящее къ нимъ изъ всѣхъ философскихъ системъ и пользовались этимъ для поддержанія и распространенія дѣла христіанства. И не смотря на эти недостатки, александрійская катихизическая школа имѣла огромное значеніе для распространенія и защиты христіанской вѣры, для библейской критики и экзегетики. Изъ нея именно вышли величайшіе богословы, какъ Аѳанасій Великій, этотъ „отецъ православія“, и величайшіе экзегеты и критическіе изслѣдователи библейскаго текста, какъ Оригенъ.

Kirchen lexikon Wetzer и Welte подъ сл. Alexandrinische Schule. Т. I, стр. 524 и сл.; въ русской литературѣ: Дмитріевскій, Александрійская школа (Казань, 1884), Д. П. Миртовъ, Нрав. ученіе Климента Александр. Спб. 1900 г.

Александро-невская лавра въ С.-Петербургѣ, см. подъ сл. Лавры.

АЛЕКСІЙ (помощникъ, греч.) преп., Человѣкъ Божій. — Богатые и знатные римляне — патрицій (сенаторъ) Евфеміанъ и жена его Аглаида (или Агласея), жившіе при благочестивыхъ царяхъ Аркадіѣ и Гоноріѣ (395—423), люди набожные, необыкновенно добрые и щедрые въ отношеніяхъ къ бѣднымъ и ко всѣмъ, вообще, нуждавшимся въ помощи, покровительствѣ и содѣйствіи, — не имѣли одного лишь утѣшенія въ жизни — не имѣли дѣтей и усердно молились Богу, чтобы онъ даровалъ имъ дѣтище, — „Утѣху въ житіи“ и „вожда въ старости“ ихъ. Господь услышалъ ихъ молитву — у нихъ родился сынъ, котораго они нарекли Алексіемъ. Понятно, всѣ заботы приложили благочестивые, богатые и горячо обрадованные Бож. милостію родители, чтобы дать своему сыну возможно лучшее воспитаніе и образованіе, какое только возможно было въ то время (въ V в.), а затѣмъ, когда исполнилось ему совершеннолѣтіе, нашли невѣсту — „отроковицу изъ рода царска“, обручили и обвѣнчали „въ церкви св. Вонифатія“ (въ Римѣ). Но когда окончилось брачное пиршество, молодой супругъ вошелъ въ опочивальню новобрачной — „сидѣвшей на креслѣ златѣ“, вручилъ ей золотой обручальный перстень и нѣкоторыя другія подвѣнечныя драгоцѣнности и, прощаясь съ нею, сказалъ: „сохрани сіе, и Богъ да будетъ между мною и тобою, дондеже благодать Его въ насъ нѣчто новое устроитъ“. Сказавъ это, св. Алекс. оставилъ ее, зашелъ въ свое помѣщеніе, гдѣ взялъ нѣкоторыя цѣнныя вещи, и — „изшедъ нощію отай (тайно) изъ палатъ своихъ и изъ града“, — направился къ морю, сѣлъ на корабль и отъѣхалъ въ Лаодикію, а отсюда ушелъ въ Едессу Месопотамскую, прославленную тѣмъ, между прочимъ, что въ ней „хранился Нерукотворенный образъ Господа нашего І. Хр., егоже Самъ Господь прежде вольныя своея страсти посла Авгарю, князю Едесскому“. Увидѣвъ этотъ образъ св. Алекс. „возрадовася зело“ и, послѣ усердной молитвы, возблагодаривъ Бога, роздалъ все, что имѣлъ при себѣ, нищимъ, „самъ облекся въ рубище нищихъ и бысть единъ отъ просящихъ милостыни“, пребывая на паперти церковной, въ храмѣ преч. Богородицы. Такъ прожилъ онъ 17 лѣтъ (въ Мен. В. 18 л., въ печ. Прол. и у Дим. Рост. 17 л.), среди нищей братіи, при