Страница:Православная богословская энциклопедия. Том 1.djvu/274

Эта страница была вычитана
517АЛЕЭНЦИКЛОПЕДІЯ.АЛЕ518


богатыя средства для учебныхъ и научныхъ цѣлей, напр., для переписыванія книгъ, катихизисовъ, бесѣдъ, комментаріевъ и др. подобныхъ пособій. И сами слушатели не прочь были принимать на себя издержки по преподаванію, хотя Оригенъ, добывавшій то немногое, въ чемъ онъ нуждался при своей строго аскетической жизни, отъ продажи твореній классическихъ писателей, отказывался отъ всякихъ такихъ приношеній (Евс. 6, 3). Со времени Константина Великаго, который предоставилъ духовенству много всякихъ привиллегій, они стали получать пособіе, какъ, вообще, учителя въ римской имперіи, отъ государственной казны. На это, повидимому, указываетъ Кассіодоръ, говоря объ общественныхъ учителяхъ (professos doctores) въ Александріи и Низибіи. Какъ бы то ни было, александрійская огласительная школа была и осталась учрежденіемъ церковнымъ (schola ecclesiastica, Hier. l. c. с. 38), высшее завѣдываніе которымъ принадлежало епископу. Онъ назначалъ учителей и начальниковъ и въ случаѣ важныхъ причинъ могъ и удалять ихъ (см. сл. Оригенъ). Начальниками школы послѣдовательно или совмѣстно были Пантенъ, Климентъ, Оригенъ, Ираклъ, Діонисій Великій, Перій, (м. б. Ахиллъ), Ѳеогностъ (Серапіонъ), Петръ мученикъ (Макарій), Дидимъ Слѣпецъ и Родонъ. Полагаютъ, что учителемъ огласительной школы былъ одно время и Арій „священникъ церкви въ Александріи, которому было поручено объясненіе Св. Писанія“ (Ѳеодоритъ, Церк. И. 1, 1). Но изъ этихъ словъ Ѳеодорита еще не слѣдуетъ этого, и это болѣе, чѣмъ сомнительно. Кромѣ названныхъ катехетовъ, которые начиная съ Климента сами обязаны были своимъ образованіемъ этой школѣ, выходило множество ученыхъ мужей и исповѣдниковъ вѣры, епископовъ, священниковъ и церковныхъ писателей, изъ которыхъ особенно извѣстны Григорій Чудотворецъ, Анатолій, преподававшій въ Александрійской школѣ Аристотелевскую философію, Евсевій Кесарійскій и Аѳанасій Великій. Съ IV вѣка слава Александрійской школы стала постепенно увядать. Заблужденія Оригена и вызванные ими оригеновскіе споры подорвали значеніе школы. Его сочиненія считались источникомъ всѣхъ новыхъ ересей. Чрезмѣрный аллегоризмъ подорвалъ довѣріе и къ александрійскому способу объясненія Библіи. Вслѣдствіе оригеновскихъ и аріанскихъ заблужденій пришлось также отказаться и отъ прежняго метода. Болѣе здравомыслящіе изъ аріанъ, желая уяснить себѣ всѣ тайны вѣры, въ подтвержденіе своихъ положеній ссылались на буквальный смыслъ казавшихся для нихъ благопріятными мѣстъ Писанія. Надо было, поэтому, изслѣдовать буквальный смыслъ въ связи со всею системой вѣры, по опредѣленнымъ, общепризнаннымъ, правиламъ, и научно разъяснить всякое недоумѣнное мѣсто. Такого метода и держался св. Аѳанасій Великій въ своихъ „4 книгахъ противъ аріанъ“; но особенно онъ получилъ значеніе въ начавшей процвѣтать съ IV вѣка антіохійской „истолковательной школѣ“, слава которой затмила блескъ школы александрійской. Съ переселеніемъ Родона въ Сидъ, въ Памфиліи (395 г.), прекратился рядъ александрійскихъ настоятелей школы и о самой школѣ съ того времени уже не упоминается.

Какъ въ самой Александріи, этомъ главномъ сѣдалищѣ неоплатонической философіи, — гдѣ славились Потамонъ, Аммоній Саккъ, Плотинъ, Берберій (ум. 304), Іероклъ, Проклъ и др., такъ и въ катихизической школѣ преобладало умозрительно-идеалистическое направленіе духа, склонное къ созерцанію и мистикѣ, вслѣдствіе чего и объясненіе Св. Писанія было аллегорически-таинственнымъ. Большинство этихъ учителей отличались остроумною умозрительностью, хотя фантазія часто брала перевѣсъ надъ здравымъ разсужденіемъ. Аллегорическія объясненія нерѣдко вырождались въ мелочность и курьезъ. Отрицаніе буквальнаго смысла нѣкоторыхъ мѣстъ вредило уваженію къ Св. Писанію и низводило его на степень книгъ, исполненныхъ загадокъ и миѳовъ (см. подъ сл. Оригенъ). По-