Страница:Православная богословская энциклопедия. Том 1.djvu/181

Эта страница была вычитана
331АДАБОГОСЛОВСКАЯАДА332


ніемъ сдѣлало его „образомъ“ Божіимъ. Что такое этотъ „образъ“, это объясняетъ сама Библія (Быт. 1, 26; 2, 7): это было отображеніе въ немъ власти Бога въ управленіи тварями и обладаніе тѣмъ же самымъ духомъ. (См. п. сл. „Образъ Божій“). Богъ, абсолютная личность, отображается въ человѣкѣ, и поэтому послѣдній дѣлается господиномъ творенія. Адамъ былъ представителемъ цѣлаго рода, — человѣчества въ одной личности. Въ противоположность многимъ видамъ и родамъ животныхъ человѣкъ былъ одинъ. Отъ него, какъ родоначальника, была взята Ева. Но чтобы понять его истинное положеніе, необходимо смотрѣть на него въ его отношеніи къ Христу, второму Адаму, какъ это ясно выражено въ Рим. 5, 12 и слѣд., 1 Кор. 15, 21—22, 45—49. Вслѣдствіе его грѣхопаденія, грѣхъ и смерть вошли въ міръ, и хотя мы лично не имѣли никакого участія въ этомъ грѣхѣ, однако чрезъ него какъ родоначальника осужденіе за грѣхъ постигло и всѣхъ насъ (см. Грѣхъ). Но отъ второго Адама явилось какъ разъ противоположное: праведность, спасеніе и жизнь. Тѣ, кто грѣхомъ связанъ съ первымъ Адамомъ, пожинаютъ всѣ послѣдствія единенія съ нимъ, но тоже самое бываетъ и съ тѣми, кто вѣрою связанъ со вторымъ Адамомъ. Каждый изъ нихъ есть представитель всего дальнѣйшаго поколѣнія. Таковое ученіе ап. Павла, вполнѣ соотвѣтствовавшее идеямъ христіанской надежды, служило источникомъ вдохновенія для первыхъ христіанскихъ художниковъ, для которыхъ первый Адамъ не былъ особенно излюбленнымъ предметомъ. Правда, его изображенія часто встрѣчаются въ катакомбахъ, въ разнообразныхъ видахъ, но обыкновенно онъ выступаетъ въ сопровожденіи Евы въ моментъ грѣхопаденія. Это воспоминаніе о паденіи перваго Адама естественно напоминало о спасеніи, принесенномъ вторымъ Адамомъ (1 Кор. 15, 22). Адамъ прожилъ 930 лѣтъ, и умеръ отцемъ многихъ сыновей и дочерей, хотя ясно говорится только о трехъ сыновьяхъ (Быт. 5, 4).

Въ преданіяхъ нѣсколькихъ древнихъ народовъ о происхожденіи перваго человѣка сохранились болѣе или менѣе искаженные отголоски Моисеева повѣствованія. У семитовъ Халдеи и Ассиріи мы находимъ на клинообразныхъ плиткахъ, открытыхъ въ библіотекахъ ниневійскихъ царей, если не точное воспроизведеніе исторіи сотворенія человѣка, то, по крайней мѣрѣ, косвенное подтвержденіе ея. Въ халдейской космогоніи, переведенной на греческій языкъ Берозомъ, разсказывается, что богъ Белъ надрѣзалъ себѣ голову и изъ истекшей крови, смѣшанной съ землей, другіе боги образовали людей, которые по этой причинѣ одарены разумомъ и участвуютъ въ божественной мысли. Изъ хамитовъ, финикіане, по фрагменту Санхоніатона, вѣровали, что сначала былъ сотворенъ первый человѣкъ, Протогонъ, и первая женщина, Еона (имя которой похоже на переводъ имени Евы), которая „научилась ѣсть отъ плода древа“. Оба они вышли изъ чрева Кальпія и его супруги Баау (Хаоса). Въ другомъ фрагментѣ говорится объ „Автохтонѣ, рожденномъ отъ земли“, отъ котораго происходятъ всѣ люди. По вѣрованію древнихъ египтянъ, Нумъ или Хнумъ, верховный Творецъ всего, создалъ человѣка изъ глины. На одномъ барельефѣ въ храмѣ Дендеры, наглядно изображается самое это твореніе и во многомъ почти служитъ иллюстраціей къ тексту Быт. 2, 7. Слѣва, Хнумъ, сидя и сложивъ руки, разсматриваетъ ребенка, котораго онъ только что слѣпилъ изъ глины на горшечномъ верстакѣ и который стоитъ, повернувшись направо. Съ этой стороны, богиня Гекитъ колѣнопреклонно подноситъ къ его ноздрямъ крестъ съ рукояткой, символъ жизни. Какъ семиты и хамиты, такъ и потомки Іафета сохранили воспоминаніе о сотвореніи человѣка. У арійцевъ Европы, человѣкъ, по сказанію грековъ, былъ созданіемъ Прометея, который составилъ его изъ четырехъ стихій и особенно изъ земли и воды; одни относятъ это образованіе къ самому началу, другіе — ко времени послѣ уничтоженія перваго человѣчества во время потопа при Девкаліонѣ. Нужно замѣтить, впрочемъ, что въ древнѣйшихъ легендахъ Греціи Прометей не считается творцомъ чело-