Страница:Полное собрание сочинений Н. С. Лескова. Т. 1 (1902).pdf/13

Эта страница выверена

воспоминаній[1], посвящена только одна болѣе серьезная критическая статья, принадлежащая г. Венгерову, да и то это — статья энциклопедическаго словаря (Брокгауза и Ефрона), слѣдовательно удовлетворяющая по своей цѣли и размѣрамъ только требованіямъ, которыя вообще предъявляются статьямъ подобнаго рода.

Спрашивается, почему столь выдающагося писателя, какъ Лѣсковъ, постигла такая участь? Ключъ къ разгадкѣ этого вопроса заключается въ первыхъ строкахъ нашей характеристики. Русская литературная критика до сихъ поръ не задавалась цѣлью понять нашего автора: къ нему прикладывали лишь мѣрку собственныхъ воззрѣній и симпатій тѣ или другіе критики, и такъ какъ Лѣсковъ по причинамъ, которыя мы впослѣдствіи разъяснимъ, подъ эту мѣрку не подходилъ, то оцѣнка его не могла быть ни справедливою, ни убѣдительною. Надъ Лѣсковымъ до сихъ поръ произносила судъ не русская литературная критика, а та или другая партія. Попытаемся же установить его умственный обликъ, руководствуясь не голосомъ представителей разныхъ партій, а анализомъ его произведеній. Осмыслить наслажденіе, которое Лѣсковъ доставляетъ читателю, выяснить, за что онъ боролся и страдалъ, указать на ту высокую цѣль, къ которой онъ стремился всѣми силами своего блестящаго дарованія, отмѣтить, почему онъ на ряду съ другими выдающимися нашими писателями вызывалъ и много злобы, и много любви, словомъ, понять его, вотъ — задача немногихъ, къ сожаленію, строкъ, которыя мы можемъ посвятить ему въ этой вступительной статьѣ къ его произведеніямъ.

I.

«Чтобы понять писателя (поэта), надо побывать въ его странѣ». Это извѣстное и во многихъ отношеніяхъ глубокое изреченіе можетъ быть понято и въ томъ смыслѣ, что надо изучить всю обстановку, въ которой родился, воспитывался и провелъ свою молодость писатель, чтобы должнымъ образомъ его оцѣ-

  1. «Памяти Н. С. Лѣскова» и «Поминка Н. С. Лѣскова» г. Фаресова («Историческій Вѣстникъ» 1805 г. и «Книжки Недѣли» 1896 г.).
Тот же текст в современной орфографии

воспоминаний[1], посвящена только одна более серьезная критическая статья, принадлежащая г-ну Венгерову, да и то это — статья энциклопедического словаря (Брокгауза и Ефрона), следовательно, удовлетворяющая по своей цели и размерам только требованиям, которые вообще предъявляются статьям подобного рода.

Спрашивается, почему столь выдающегося писателя, как Лесков, постигла такая участь? Ключ к разгадке этого вопроса заключается в первых строках нашей характеристики. Русская литературная критика до сих пор не задавалась целью понять нашего автора: к нему прикладывали лишь мерку собственных воззрений и симпатий те или другие критики, и так как Лесков по причинам, которые мы впоследствии разъясним, под эту мерку не подходил, то оценка его не могла быть ни справедливою, ни убедительною. Над Лесковым до сих пор произносила суд не русская литературная критика, а та или другая партия. Попытаемся же установить его умственный облик, руководствуясь не голосом представителей разных партий, а анализом его произведений. Осмыслить наслаждение, которое Лесков доставляет читателю, выяснить, за что он боролся и страдал, указать на ту высокую цель, к которой он стремился всеми силами своего блестящего дарования, отметить, почему он, наряду с другими выдающимися нашими писателями, вызывал и много злобы, и много любви, словом, понять его, вот — задача немногих, к сожалению, строк, которые мы можем посвятить ему в этой вступительной статье к его произведениям.

I.

«Чтобы понять писателя (поэта), надо побывать в его стране». Это известное и во многих отношениях глубокое изречение может быть понято и в том смысле, что надо изучить всю обстановку, в которой родился, воспитывался и провел свою молодость писатель, чтобы должным образом его оце-

  1. «Памяти Н. С. Лескова» и «Поминка Н. С. Лескова» г-на Фаресова («Исторический Вестник» 1805 г. и «Книжки Недели» 1896 г.).