Открыть главное меню

Страница:История XIX века. 2 том (1800-1815)(Лависс, Рамбо 1907).djvu/186

Эта страница была вычитана

и Нея, наконецъ Наполеонъ и императорская гвардія. Корпуса Мюрата и Понятовскаго уже были въ соприкосновеніи съ врагомъ. 24-го Кутузовъ принялъ сраженіе при Малоярославцѣ; въ началѣ боя 18.000 французовъ и итальянцевъ должны были выдержать натискъ 50.000 русскихъ; потомъ обѣ стороны получили подкрѣпленія; городъ шесть разъ переходилъ изъ рукъ въ руки. 25-го на поле битвы прибылъ Наполеонъ и, чуть было не попавъ въ руки платовскихъ казаковъ, заставилъ въ концѣ концовъ Кутузова отступить. Французы несомнѣнно одержали побѣду, но какъ ею воспользоваться? Несмотря на потерю 4.000 человѣкъ, Кутузовъ остался цѣлъ; онъ по прежнему заграждалъ путь на югъ; надо было не только побѣдить, но и уничтожить его, а цѣной какихъ жертвъ можно было достигнуть этого? Рѣшено было, упредивъ Кутузова на нѣсколько переходовъ, свернуть черезъ Боровскъ, Верею, Можайскъ на ту самую дорогу, по которой великая армія пришла въ Москву.

 

III. — Отступленіе изъ Москвы.

Отъ Малоярославца до Дорогобужа. — Задуманное отступленіе совершалось въ слѣдующемъ порядкѣ: во главѣ шелъ Наполеонъ съ гвардіей; затѣмъ корпуса Мюрата, Нея, Евгенія, Понятовскаго, наконецъ Даву. Корпусъ Даву былъ самый сильный, ибо отъ Нѣмана до Москвы онъ сократился только съ 72.000 человѣкъ до 28.000; но изъ пяти его дивизіонныхъ генераловъ Гюденъ былъ убитъ у Валутина, Фріанъ, тяжело раненый, не въ состояніи былъ командовать, у Компана была на перевязи рука, а у Морана забинтована вся голова. Жераръ, преемникъ Гюдена, изображалъ собою крайній арьергардъ. Выпавшая на долю Даву и Жерара задача была крайне тяжела: приходилось сдерживать казаковъ Платова, опиравшихся на легкую артиллерію; понукать или поджидать 20.000 отставшихъ, число которыхъ все увеличивалось; охранять повозки съ ранеными, потому что возчики бросали раненыхъ и уѣзжали съ запряжкой; тащить за собой огромную артиллерію и огромный обозъ; приходить на этапъ, когда предшествующее корпуса уже истребили все; наконецъ, сносить несправедливые упреки императора, который обвинялъ Даву въ медлительности и излишней боязливости.

Три дня (съ 26 до 28 октября) ушло на то, чтобы перебраться съ Калужской дороги на Московскую у Можайска. Приходилось итти черезъ зачумленное Бородинское поле, представлявшее собою ужасное зрѣлище. Узнавъ, наконецъ, объ избранномъ французами пути, Кутузовъ отправилъ казаковъ вслѣдъ ихъ арьергарду, а Милорадовичу поручилъ тревожить ихъ лѣвый флангъ. Себя онъ берегъ, рѣшивъ не давать настоящаго сраженія и сохранить свою армію. Заботливо избѣгая риска, онъ дожидался случая; несмотря на упорныя поддразниванія Роберта Уильсона, Кутузовъ усвоилъ себѣ эту выжидательную роль, которая была совсѣмъ не героична сама по себѣ, зато въ будущемъ привела къ многочисленнымъ и замѣчательнымъ трофеямъ.

1 ноября французскій авангардъ задержался у переправы при Царевѣ-Займищѣ, гдѣ произошла заминка. Кавалерія Васильчикова попробовала было врѣзаться между корпусами Евгенія и Даву, но была мужественно отброшена Жераромъ. 3-го ноября при Вязьмѣ вступила въ бой главная часть русской арміи; отъ 3 до 4 тысячъ человѣкъ было у нея выведено изъ строя; но французскія потери, отъ 1.500 до 1.800 человѣкъ, были невознаградимы, и кромѣ того всякаго раненаго можно было считать за мертваго.

Послѣ этого сраженія Наполеонъ поручилъ арьергардную службу Нею. 9-го, когда армія достигла Дорогобужа, выпалъ первый снѣгъ; онъ увеличилъ трудности похода


Тот же текст в современной орфографии

и Нея, наконец Наполеон и императорская гвардия. Корпуса Мюрата и Понятовского уже были в соприкосновении с врагом. 24-го Кутузов принял сражение при Малоярославце; в начале боя 18.000 французов и итальянцев должны были выдержать натиск 50.000 русских; потом обе стороны получили подкрепления; город шесть раз переходил из рук в руки. 25-го на поле битвы прибыл Наполеон и, чуть было не попав в руки платовских казаков, заставил в конце концов Кутузова отступить. Французы несомненно одержали победу, но как ею воспользоваться? Несмотря на потерю 4.000 человек, Кутузов остался цел; он по-прежнему заграждал путь на юг; надо было не только победить, но и уничтожить его, а ценой каких жертв можно было достигнуть этого? Решено было, упредив Кутузова на несколько переходов, свернуть через Боровск, Верею, Можайск на ту самую дорогу, по которой великая армия пришла в Москву.

 

III. — Отступление из Москвы.

От Малоярославца до Дорогобужа. — Задуманное отступление совершалось в следующем порядке: во главе шел Наполеон с гвардией; затем корпуса Мюрата, Нея, Евгения, Понятовского, наконец Даву. Корпус Даву был самый сильный, ибо от Немана до Москвы он сократился только с 72.000 человек до 28.000; но из пяти его дивизионных генералов Гюден был убит у Валутина, Фриан, тяжело раненый, не в состоянии был командовать, у Компана была на перевязи рука, а у Морана забинтована вся голова. Жерар, преемник Гюдена, изображал собою крайний арьергард. Выпавшая на долю Даву и Жерара задача была крайне тяжела: приходилось сдерживать казаков Платова, опиравшихся на легкую артиллерию; понукать или поджидать 20.000 отставших, число которых всё увеличивалось; охранять повозки с ранеными, потому что возчики бросали раненых и уезжали с запряжкой; тащить за собой огромную артиллерию и огромный обоз; приходить на этап, когда предшествующее корпуса уже истребили всё; наконец, сносить несправедливые упреки императора, который обвинял Даву в медлительности и излишней боязливости.

Три дня (с 26 до 28 октября) ушло на то, чтобы перебраться с Калужской дороги на Московскую у Можайска. Приходилось идти через зачумленное Бородинское поле, представлявшее собою ужасное зрелище. Узнав, наконец, об избранном французами пути, Кутузов отправил казаков вслед их арьергарду, а Милорадовичу поручил тревожить их левый фланг. Себя он берёг, решив не давать настоящего сражения и сохранить свою армию. Заботливо избегая риска, он дожидался случая; несмотря на упорные поддразнивания Роберта Уильсона, Кутузов усвоил себе эту выжидательную роль, которая была совсем не героична сама по себе, зато в будущем привела к многочисленным и замечательным трофеям.

1 ноября французский авангард задержался у переправы при Царёве-Займище, где произошла заминка. Кавалерия Васильчикова попробовала было врезаться между корпусами Евгения и Даву, но была мужественно отброшена Жераром. 3-го ноября при Вязьме вступила в бой главная часть русской армии; от 3 до 4 тысяч человек было у неё выведено из строя; но французские потери, от 1.500 до 1.800 человек, были невознаградимы, и кроме того всякого раненого можно было считать за мертвого.

После этого сражения Наполеон поручил арьергардную службу Нею. 9-го, когда армия достигла Дорогобужа, выпал первый снег; он увеличил трудности похода