Открыть главное меню

Страница:История XIX века. 2 том (1800-1815)(Лависс, Рамбо 1907).djvu/176

Эта страница была вычитана

которомъ приняли участіе великій князь Константинъ и много генераловъ обѣихъ русскихъ армій. По обыкновенію Барклай высказался за отступленіе, Багратіонъ — за сраженіе. Чтобы дать удовлетвореніе Багратіону, произведено было нападеніе на передовыя стоянки Мюрата и Нея, но пойти вглубь не рѣшились.

Съ своей стороны, начала наступленіе и великая армія. 14 августа у Краснаго Мюратъ столкнулся съ силами Багратіона и нанесъ имъ уронъ въ 1.000—1.200 человѣкъ. Чуть было не захватили врасплохъ и Смоленска, но Багратіонъ и Барклай поспѣшили на защиту этого города, и Наполеонъ подумалъ, что наконецъ пришло то сраженіе, котораго онъ искалъ. Оно продолжалось два дня (17 и 18 августа). Барклай опять отступилъ, увлекая за собой Багратіона, отдавъ французамъ объятый пламенемъ Смоленскъ. Французы потеряли 6.000—7.000 человѣкъ, русскіе — отъ 12 до 13 тысячъ. По мнѣнію Наполеона, это опять былъ промахъ, такъ какъ ему не удалось окружить и уничтожить ни одной изъ двухъ русскихъ армій. Зато его польскіе солдаты ликовали по поводу взятія этой крѣпости, которая въ XVI и XVII вѣкахъ выдержала столько осадъ.

Преслѣдуя русскихъ, Ней нагналъ у Валутина (19 августа) корпусъ Тучкова, одного изъ помощниковъ Барклая. Дѣло это, „одно изъ самыхъ кровавыхъ дѣлъ столѣтія“ (Тьеръ), обошлось каждой изъ враждующихъ армій въ 7.000—8.000 человѣкъ (здѣсь былъ убить Гюденъ), не приведя ни къ одному изъ результатовъ, какихъ добивался Наполеонъ.

Тѣмъ не менѣе Наполеонъ являлся обладателемъ Двины и Днѣпра, т.-е. двухъ рѣкъ, которыя въ былыя времена составляли восточную границу не собственной Польши, а соединеннаго Польско-Литовскаго государства. Если бы у него хватило благоразумія остановиться на ихъ берегахъ, ограничившись укрѣпленіемъ крѣпостей, господствовавшихъ надъ ними, кто знаетъ, какой ходъ приняла бы всемірная исторія? Польша возстановлена была цѣликомъ со всѣми своими литовскими и русскими владѣніями; Россія — сведена къ границамъ временъ Ивана Грознаго. Но Наполеонъ хотѣлъ блестящаго успѣха, который устрашилъ бы трепещущую Германію, Европу, самое Францію, хотѣлъ какого-нибудь крупнаго боя, какого-нибудь торжественнаго занятія столицы. Какъ нѣкогда Карла XII, его тянуло, увлекало вглубь русскаго государства. По крайней мѣрѣ онъ занятъ былъ усиленіемъ своей арміи, обезпеченіемъ фланговъ и линій своего отступленія. Онъ предписалъ Виктору двинуться впередъ въ Литву, Ожеро — перейти съ Одера на Вислу, сотнѣ когортъ національной гвардіи, предоставленной въ его распоряженіе постановленіемъ сената, — приготовиться къ переходу черезъ Рейнъ. Движеніе съ запада на востокъ вооруженныхъ массъ, начавшееся съ 1810 года, продолжалось. Впрочемъ, общее положеніе не представлялось Наполеону такимъ ужъ плохимъ. На сѣверѣ, на З. Двинѣ, Удино занялъ Полоцкъ, далъ Витгенштейну два побѣдоносныхъ сраженія — при Якубовѣ (29 іюля) и при Дриссѣ (1 августа). Макдональдъ занялъ Курляндію, одержалъ побѣду при Митавѣ, осаждалъ Ригу и угрожалъ Петербургу. Удино былъ раненъ при наступленіи на Полоцкъ; но его смѣнилъ Гувіонъ Сенъ-Сиръ, который на другой день въ тѣхъ же мѣстахъ нанесъ русскимъ серьезное пораженіе (18 августа). Въ Польшѣ послѣ неудачи саксонскаго корпуса Ренье при Кобринѣ, — неудачи, которая вызвала панику въ Варшавѣ, разбитъ былъ при Городечнѣ генераломъ Ренье и княземъ Шварценбергомъ Тормасовъ (12 августа). Наполеонъ выпросилъ у своего августѣйшаго тестя фельдмаршальскій жезлъ для Шварценберга.


Тот же текст в современной орфографии

котором приняли участие великий князь Константин и много генералов обеих русских армий. По обыкновению Барклай высказался за отступление, Багратион — за сражение. Чтобы дать удовлетворение Багратиону, произведено было нападение на передовые стоянки Мюрата и Нея, но пойти вглубь не решились.

С своей стороны, начала наступление и великая армия. 14 августа у Красного Мюрат столкнулся с силами Багратиона и нанес им урон в 1.000—1.200 человек. Чуть было не захватили врасплох и Смоленска, но Багратион и Барклай поспешили на защиту этого города, и Наполеон подумал, что наконец пришло то сражение, которого он искал. Оно продолжалось два дня (17 и 18 августа). Барклай опять отступил, увлекая за собой Багратиона, отдав французам объятый пламенем Смоленск. Французы потеряли 6.000—7.000 человек, русские — от 12 до 13 тысяч. По мнению Наполеона, это опять был промах, так как ему не удалось окружить и уничтожить ни одной из двух русских армий. Зато его польские солдаты ликовали по поводу взятия этой крепости, которая в XVI и XVII веках выдержала столько осад.

Преследуя русских, Ней нагнал у Валутина (19 августа) корпус Тучкова, одного из помощников Барклая. Дело это, «одно из самых кровавых дел столетия» (Тьер), обошлось каждой из враждующих армий в 7.000—8.000 человек (здесь был убить Гюден), не приведя ни к одному из результатов, каких добивался Наполеон.

Тем не менее Наполеон являлся обладателем Двины и Днепра, т. е. двух рек, которые в былые времена составляли восточную границу не собственной Польши, а соединенного Польско-Литовского государства. Если бы у него хватило благоразумия остановиться на их берегах, ограничившись укреплением крепостей, господствовавших над ними, кто знает, какой ход приняла бы всемирная история? Польша восстановлена была целиком со всеми своими литовскими и русскими владениями; Россия — сведена к границам времен Ивана Грозного. Но Наполеон хотел блестящего успеха, который устрашил бы трепещущую Германию, Европу, самое Францию, хотел какого-нибудь крупного боя, какого-нибудь торжественного занятия столицы. Как некогда Карла XII, его тянуло, увлекало вглубь русского государства. По крайней мере он занят был усилением своей армии, обеспечением флангов и линий своего отступления. Он предписал Виктору двинуться вперед в Литву, Ожеро — перейти с Одера на Вислу, сотне когорт национальной гвардии, предоставленной в его распоряжение постановлением сената, — приготовиться к переходу через Рейн. Движение с запада на восток вооруженных масс, начавшееся с 1810 года, продолжалось. Впрочем, общее положение не представлялось Наполеону таким уж плохим. На севере, на З. Двине, Удино занял Полоцк, дал Витгенштейну два победоносных сражения — при Якубове (29 июля) и при Дриссе (1 августа). Макдональд занял Курляндию, одержал победу при Митаве, осаждал Ригу и угрожал Петербургу. Удино был ранен при наступлении на Полоцк; но его сменил Гувион Сен-Сир, который на другой день в тех же местах нанес русским серьезное поражение (18 августа). В Польше после неудачи саксонского корпуса Ренье при Кобрине, — неудачи, которая вызвала панику в Варшаве, разбит был при Городечне генералом Ренье и князем Шварценбергом Тормасов (12 августа). Наполеон выпросил у своего августейшего тестя фельдмаршальский жезл для Шварценберга.