Открыть главное меню

Страница:История XIX века. 2 том (1800-1815)(Лависс, Рамбо 1907).djvu/174

Эта страница была вычитана

отправивъ Балашова для мнимыхъ переговоровъ съ Наполеономъ, точно такъ же, какъ нѣсколько раньше Наполеонъ, желая выиграть время, посылалъ къ Александру де Нарбонна.

Во время десятимильнаго перехода между Ковно и Вильно великая армія страдала отъ изсушающей жары. Передовыя части кавалеріи достигли литовской столицы въ ночь съ 27 на 28 іюня. 28 утромъ вступилъ въ городъ самъ Наполеонъ. Проголодавшіеся солдаты уже принялись грабить предмѣстья, что́ значительнымъ образомъ охладило пріемъ со стороны обывателей. Наполеонъ совсѣмъ не нашелъ того энтузіазма, съ которымъ встрѣчали его въ собственной Польшѣ. У него вырвалось такое замѣчаніе: „Эти поляки совсѣмъ не похожи на познанскихъ“. Потомъ удалось собрать дворянство, которое при возобновившемся энтузіазмѣ одобрило рѣшеніе варшавскаго сейма о возстановленіи Польши. Впрочемъ, Наполеонъ далъ Литвѣ особое отъ Польши устройство съ цѣлью управлять ею непосредственно и надежнѣе распоряжаться ея средствами. Онъ раздѣлилъ страну на четыре губерніи — Виленскую, Гродненскую, Минскую, Бѣлостокскую.

Въ Литвѣ обнаружился тотъ бичъ, которому суждено было сгубить великую армію. За недостаткомъ правильной организаціи интендантства, невозможной при такихъ огромныхъ разстояніяхъ и при такихъ плохихъ дорогахъ, солдаты пріучились болѣе, чѣмъ когда-либо, жить на счетъ страны и разбредаться съ цѣлью мародерства. Въ Минскѣ въ то самое время, когда въ соборѣ совершали молебствіе о возрожденіи Польши, они ограбили военные склады. Такъ какъ большинство мародеровъ превращалось въ дезертировъ, особенно солдаты иностранныхъ контингентовъ, то ряды войска стали рѣдѣть. Съ 29 по 31 іюня разразились грозы, которыя вызвали рѣзкое паденіе температуры, испортили дороги, побили нѣсколько тысячъ лошадей и привели къ тому, что не удалось настигнуть русскихъ при ихъ отступленіи, во время котораго русскіе уже начали опустошать страну.

Русскія ариіи. — Для оказанія сопротивленія тѣмъ 400.000 человѣкъ, которыхъ велъ съ собою Наполеонъ, Александръ имѣлъ или собирался имѣть въ своемъ распоряженіи пять армій: во-первыхъ, 24.000 человѣкъ на сѣверѣ, подъ командой Витгенштейна; эта армія вначалѣ занята была подготовкой къ оборонѣ Риги; во-вторыхъ, впереди Двины, отъ Динабурга до Витебска 110.000 человѣкъ, такъ называемую „первую западную армію“, подъ начальствомъ военнаго министра Барклая-де-Толли, по происхожденію прибалтійскаго нѣмца; въ-третьихъ, впереди верховьевъ Днѣпра, отъ Смоленска до Рогачева — „вторую западную армію“ изъ 37.000 человѣкъ подъ командой пылкаго Багратіона, грузинскаго князя, одного изъ учениковъ Суворова; въ-четвертыхъ, поюжнѣе — „обсерваціонную армію“ въ 46.000 человѣкъ подъ начальствомъ Тормасова; въ-пятыхъ, на самомъ югѣ — 50.000-ную армію подъ начальствомъ адмирала Чичагова, прибывшую изъ Румыніи. Всего 267.000 человѣкъ, которыхъ предполагалось усилить новыми рекрутскими наборами и ополченьемъ. Но такъ какъ армія Витгенштейна, которую должны были усилить войска изъ Финляндіи, стѣснена была въ своихъ дѣйствіяхъ маршаломъ Удино, позднѣе Макдональдомъ и Гувіономъ Сенъ-Сиромъ, и такъ какъ арміи Тормасова и Чичагова находились подъ наблюденіемъ корпусовъ Ренье и Шварценберга, то царь имѣлъ подъ рукой лишь арміи Барклая-де-Толли и Багратіона, всего 147.000 человѣкъ.

Французы на Днѣпрѣ и на Двинѣ. — Наполеонъ возымѣлъ намѣреніе отдѣлить эти арміи одну отъ другой, основательно атаковать Багратіона, который рискнулъ


Тот же текст в современной орфографии

отправив Балашова для мнимых переговоров с Наполеоном, точно так же, как несколько раньше Наполеон, желая выиграть время, посылал к Александру де Нарбонна.

Во время десятимильного перехода между Ковно и Вильно великая армия страдала от иссушающей жары. Передовые части кавалерии достигли литовской столицы в ночь с 27 на 28 июня. 28 утром вступил в город сам Наполеон. Проголодавшиеся солдаты уже принялись грабить предместья, что значительным образом охладило прием со стороны обывателей. Наполеон совсем не нашел того энтузиазма, с которым встречали его в собственной Польше. У него вырвалось такое замечание: «Эти поляки совсем не похожи на познанских». Потом удалось собрать дворянство, которое при возобновившемся энтузиазме одобрило решение варшавского сейма о восстановлении Польши. Впрочем, Наполеон дал Литве особое от Польши устройство с целью управлять ею непосредственно и надежнее распоряжаться её средствами. Он разделил страну на четыре губернии — Виленскую, Гродненскую, Минскую, Белостокскую.

В Литве обнаружился тот бич, которому суждено было сгубить великую армию. За недостатком правильной организации интендантства, невозможной при таких огромных расстояниях и при таких плохих дорогах, солдаты приучились более, чем когда-либо, жить на счет страны и разбредаться с целью мародерства. В Минске в то самое время, когда в соборе совершали молебствие о возрождении Польши, они ограбили военные склады. Так как большинство мародеров превращалось в дезертиров, особенно солдаты иностранных контингентов, то ряды войска стали редеть. С 29 по 31 июня разразились грозы, которые вызвали резкое падение температуры, испортили дороги, побили несколько тысяч лошадей и привели к тому, что не удалось настигнуть русских при их отступлении, во время которого русские уже начали опустошать страну.

Русские ариии. — Для оказания сопротивления тем 400.000 человек, которых вел с собою Наполеон, Александр имел или собирался иметь в своем распоряжении пять армий: во-первых, 24.000 человек на севере, под командой Витгенштейна; эта армия вначале занята была подготовкой к обороне Риги; во-вторых, впереди Двины, от Динабурга до Витебска 110.000 человек, так называемую «первую западную армию», под начальством военного министра Барклая-де-Толли, по происхождению прибалтийского немца; в-третьих, впереди верховьев Днепра, от Смоленска до Рогачева — «вторую западную армию» из 37.000 человек под командой пылкого Багратиона, грузинского князя, одного из учеников Суворова; в-четвертых, поюжнее — «обсервационную армию» в 46.000 человек под начальством Тормасова; в-пятых, на самом юге — 50.000-ную армию под начальством адмирала Чичагова, прибывшую из Румынии. Всего 267.000 человек, которых предполагалось усилить новыми рекрутскими наборами и ополченьем. Но так как армия Витгенштейна, которую должны были усилить войска из Финляндии, стеснена была в своих действиях маршалом Удино, позднее Макдональдом и Гувионом Сен-Сиром, и так как армии Тормасова и Чичагова находились под наблюдением корпусов Ренье и Шварценберга, то царь имел под рукой лишь армии Барклая-де-Толли и Багратиона, всего 147.000 человек.

Французы на Днепре и на Двине. — Наполеон возымел намерение отделить эти армии одну от другой, основательно атаковать Багратиона, который рискнул