Открыть главное меню

Страница:История XIX века. 2 том (1800-1815)(Лависс, Рамбо 1907).djvu/170

Эта страница была вычитана

разборчивость были неполитичны въ такой моментъ, когда Швеція всѣми мѣрами противилась континентальной блокадѣ, когда Бернадоттъ пріобрѣталъ рѣшительное вліяніе на стараго короля и правительство, когда императоръ Александръ относился къ нему въ высшей степени предупредительно и когда двѣ соперничавшія дипломатіи, французская и русская, оспаривали Швецію другъ у друга. Впрочемъ, Бернадоттъ, чуждый всякой политики чувства, рѣшилъ втягивать Швецію только въ такія отношенія, которыя соотвѣтствуютъ ея выгодамъ или его собственнымъ выгодамъ, понимаемымъ въ самомъ эгоистическомъ и въ самомъ узкомъ смыслѣ. Онъ запросилъ у Наполеона поддержки Франціи въ дѣлѣ присоединенія Норвегіи къ Швеціи. За такую цѣну онъ обѣщалъ въ случаѣ разрыва между двумя имперіями выступить противъ Россіи, вторгнуться въ Финляндію и угрожать Петербургу. Наполеонъ, уже давшій слово своей союзницѣ — Даніи, отвергнулъ эти предложенія все съ тѣмъ же высокомѣріемъ: „Въ головѣ принца шведскаго такая путаница, что я не придаю никакого значенія сообщенію, которое онъ сдѣлалъ Алькье… Я буду игнорировать его до перемѣны обстоятельствъ… Сообщите… что я слишкомъ могущественъ, чтобы нуждаться въ чьемъ-либо содѣйствіи“[1]. Но вотъ въ мартѣ 1811 года, въ виду все возраставшей дряблости короля Карла XIII, Бернадоттъ взялъ въ свои руки управленіе дѣлами. Жена наслѣднаго принца, Дезире Клари, дочь марсельскаго купца, которая чуть было не вышла замужъ за Наполеона и сестра которой была за Іосифомъ Бонапартомъ, могла бы способствовать тому, чтобы ея мужъ поддержалъ союзъ съ Франціей; но ей было скучно въ Стокгольмѣ, и она воспользовалась ближайшимъ предлогомъ, чтобы вернуться во Францію. Когда въ январѣ 1812 года, Наполеонъ подъ предлогомъ нарушенія континентальной блокады или въ видахъ дополненія своихъ подступовъ къ Россіи, велѣлъ захватить шведскую Померанію, шведскій министръ иностранныхъ дѣлъ сказалъ русскому посланнику: „Теперь мы свободны отъ всякихъ обязательствъ по отношенію къ Франціи“.

Въ февралѣ Швеція, все еще стремившаяся получить Норвегію, изъявила царю готовность подписать формальный отказъ отъ Финляндіи и отъ Аландскихъ острововъ, если онъ поможетъ Швеціи завоевать Норвегію; 25—30 тысячъ шведовъ при содѣйствіи 15.000 русскихъ могли бы совершить завоеваніе; послѣ этого соединенныя войска отправились бы въ Германію, т.-е. противъ лѣваго фланга великой арміи; можно было бы добиться присоединенія Англіи къ шведско-русской коалиціи. Эти предложенія встрѣтили хорошій пріемъ въ Петербурге, и договоръ былъ подписанъ здѣсь 5 апрѣля 1812 года. А между тѣмъ въ мартѣ Наполеонъ одумался и велѣлъ предложить Бернадотту Финляндію и, кромѣ того, часть Норвегіи. Но онъ одумался слишкомъ поздно. Вспомнивъ свою профессію генерала, Бернадоттъ уже разсылалъ всѣмъ врагамъ своего бывшаго начальника не только политическіе, но и военные совѣты противъ Наполеона. Этотъ французъ преподавалъ имъ искусство побивать французовъ и — верхъ подлости — приглашалъ ихъ не давать пощады солдатамъ Франціи. Онъ тогда же спустился бы и въ Германію, если бы ему не помѣшала кажущаяся вѣрность Пруссіи Наполеону. Во всякомъ случаѣ пока его новое поведеніе давало возможность русскимъ обратить противъ императора всѣ свои войска, стоявшія въ Финляндіи.

3 мая 1812 года и Англія примкнула къ договору 5 апрѣля между Россіей и Швеціей. 18 іюня она заключила договоръ съ Россіей о союзѣ и воспомоществованіи. Наконецъ, въ августѣ Россія подписала

  1. Наполеонъ къ Шампаньи, 25 февраля 1811 г.
Тот же текст в современной орфографии

разборчивость были неполитичны в такой момент, когда Швеция всеми мерами противилась континентальной блокаде, когда Бернадотт приобретал решительное влияние на старого короля и правительство, когда император Александр относился к нему в высшей степени предупредительно и когда две соперничавшие дипломатии, французская и русская, оспаривали Швецию друг у друга. Впрочем, Бернадотт, чуждый всякой политики чувства, решил втягивать Швецию только в такие отношения, которые соответствуют её выгодам или его собственным выгодам, понимаемым в самом эгоистическом и в самом узком смысле. Он запросил у Наполеона поддержки Франции в деле присоединения Норвегии к Швеции. За такую цену он обещал в случае разрыва между двумя империями выступить против России, вторгнуться в Финляндию и угрожать Петербургу. Наполеон, уже давший слово своей союзнице — Дании, отвергнул эти предложения всё с тем же высокомерием: «В голове принца шведского такая путаница, что я не придаю никакого значения сообщению, которое он сделал Алькье… Я буду игнорировать его до перемены обстоятельств… Сообщите… что я слишком могуществен, чтобы нуждаться в чьем-либо содействии»[1]. Но вот в марте 1811 года, ввиду всё возраставшей дряблости короля Карла XIII, Бернадотт взял в свои руки управление делами. Жена наследного принца, Дезире Клари, дочь марсельского купца, которая чуть было не вышла замуж за Наполеона и сестра которой была за Иосифом Бонапартом, могла бы способствовать тому, чтобы её муж поддержал союз с Францией; но ей было скучно в Стокгольме, и она воспользовалась ближайшим предлогом, чтобы вернуться во Францию. Когда в январе 1812 года, Наполеон под предлогом нарушения континентальной блокады или в видах дополнения своих подступов к России, велел захватить шведскую Померанию, шведский министр иностранных дел сказал русскому посланнику: «Теперь мы свободны от всяких обязательств по отношению к Франции».

В феврале Швеция, всё еще стремившаяся получить Норвегию, изъявила царю готовность подписать формальный отказ от Финляндии и от Аландских островов, если он поможет Швеции завоевать Норвегию; 25—30 тысяч шведов при содействии 15.000 русских могли бы совершить завоевание; после этого соединенные войска отправились бы в Германию, т. е. против левого фланга великой армии; можно было бы добиться присоединения Англии к шведско-русской коалиции. Эти предложения встретили хороший прием в Петербурге, и договор был подписан здесь 5 апреля 1812 года. А между тем в марте Наполеон одумался и велел предложить Бернадотту Финляндию и, кроме того, часть Норвегии. Но он одумался слишком поздно. Вспомнив свою профессию генерала, Бернадотт уже рассылал всем врагам своего бывшего начальника не только политические, но и военные советы против Наполеона. Этот француз преподавал им искусство побивать французов и — верх подлости — приглашал их не давать пощады солдатам Франции. Он тогда же спустился бы и в Германию, если бы ему не помешала кажущаяся верность Пруссии Наполеону. Во всяком случае пока его новое поведение давало возможность русским обратить против императора все свои войска, стоявшие в Финляндии.

3 мая 1812 года и Англия примкнула к договору 5 апреля между Россией и Швецией. 18 июня она заключила договор с Россией о союзе и воспомоществовании. Наконец, в августе Россия подписала

  1. Наполеон к Шампаньи, 25 февраля 1811 г.