Открыть главное меню

Страница:История XIX века. 2 том (1800-1815)(Лависс, Рамбо 1907).djvu/166

Эта страница была вычитана

Онъ готовь былъ обязаться только въ томъ, что не окажетъ „никакой помощи никакому движенію, направленному къ возстановленію королевства Польскаго“, не станетъ офиціально пользоваться терминами „Польша“, „поляки“, не станетъ больше раздавать польскихъ орденовъ: они уничтожатся, такимъ образомъ, естественнымъ путемъ. Поднятый въ такой формѣ вопросъ снова сдѣлается предметомъ обсужденія лишь въ іюлѣ 1810 года.

Попытки Александра столковаться съ поляками. — Усиливаясь добиться отъ Наполеона обязательства никогда не возстановлять Польши, Александръ въ то же время мечталъ возстановить ее въ своихъ видахъ. У него какъ разъ былъ подъ рукой одинъ изъ крупныхъ литовскихъ магнатовъ, недавно еще состоявшій у него министромъ иностранныхъ дѣлъ, князь Адамъ Чарторыйскій. 5 апрѣля 1810 года Александръ имѣлъ съ нимъ любопытный разговоръ, во время котораго и выяснилъ ему свой планъ: пріобрѣсти расположеніе поляковъ великаго герцогства, присоединивъ къ ихъ государству восемь губерній Россійской имперіи, считавшихся польскими. Въ декабрѣ царь выражалъ Чарторыйскому желаніе имѣть точныя свѣдѣнія о настроеніи умовъ въ великомъ герцогствѣ и давалъ ему что-то въ родѣ порученія по этой части. Чарторыйскій отвѣчалъ письмами, въ которыхъ истолковывалъ чувства поляковъ къ Наполеону безъ сомнѣнія, послѣдній не вполнѣ удовлетворялъ ихъ; но онъ нашелъ средство убѣдить ихъ, что это замедленіе въ удовлетвореніи ихъ желаній зависитъ отъ общаго положенія дѣлъ, а не отъ его воли, и что при первомъ разладѣ Франціи съ Россіей Польша сейчасъ-же возродится. Чарторыйскій указывалъ на услуги, которыя Наполеонъ уже оказалъ имъ, и на долгое братство по оружію поляковъ и французовъ. Единственное средство противодѣйствовать вліянію Наполеона на поляковъ, это — обезпечить имъ теперь же осязательные результаты, въ родѣ присоединенія восьми польскихъ губерній Россіи къ великому герцогству, съ автономіей, гарантированной возстановленіемъ конституціи 3 мая 1791 года. Александръ отвѣчалъ 11 февраля, предлагая формальныя обязательства и обѣщая требуемое присоединеніе. „Прокламаціи о возстановленіи Польши должны были предшествовать всему другому“. Царь ручался въ томъ, что австрійская Галиція навѣрное будетъ уступлена Польшѣ. И дѣйствительно, какъ бы угадавъ намѣренія Наполеона и желая предупредить ихъ, царь путемъ тайной своей дипломами, т.-е. безъ вѣдома Румянцева, завелъ переговоры съ Австріей и, стараясь склонить ее въ предстоящей борьбѣ на свою сторону, онъ предлагалъ ей взамѣнъ Галиціи часть Молдавіи и всю Валахію, уже отвоеванныя у турокъ русскими войсками (13 февраля 1811 года).

Въ великомъ герцогствѣ и въ польскихъ областяхъ было двѣ партіи: одна ждала всего отъ Франціи, другая во всемъ разсчитывала на Россію. На эту послѣднюю попытались повліять Чарторыйскій въ Варшавѣ и Александръ въ Петербургѣ. Чарторыйскій оставилъ царю лишь очень немного иллюзій: военачальники и всѣ вліятельныя лица великаго герцогства продолжали оставаться вѣрными Наполеону.

Великое герцогство Варшавское подъ угрозой со стороны Россіи (мартъ 1811 г.). — И вотъ въ этотъ самый моментъ (мартъ 1811 года) Александръ захотѣлъ, повидимому, ускорить отпаденіе поляковъ посредствомъ внезапнаго вторженія въ великое герцогство. Въ то самое время, когда поляки въ Петербургѣ, очарованные Александромъ, увѣряли, что онъ рѣшилъ возстановить Польшу и что онъ назначитъ 3 мая, годовщину конституціи 1791 года, для выпуска своей прокламаціи, — въ это время масса русскаго войска


Тот же текст в современной орфографии

Он готовь был обязаться только в том, что не окажет «никакой помощи никакому движению, направленному к восстановлению королевства Польского», не станет официально пользоваться терминами «Польша», «поляки», не станет больше раздавать польских орденов: они уничтожатся, таким образом, естественным путем. Поднятый в такой форме вопрос снова сделается предметом обсуждения лишь в июле 1810 года.

Попытки Александра столковаться с поляками. — Усиливаясь добиться от Наполеона обязательства никогда не восстановлять Польши, Александр в то же время мечтал восстановить её в своих видах. У него как раз был под рукой один из крупных литовских магнатов, недавно еще состоявший у него министром иностранных дел, князь Адам Чарторыйский. 5 апреля 1810 года Александр имел с ним любопытный разговор, во время которого и выяснил ему свой план: приобрести расположение поляков великого герцогства, присоединив к их государству восемь губерний Российской империи, считавшихся польскими. В декабре царь выражал Чарторыйскому желание иметь точные сведения о настроении умов в великом герцогстве и давал ему что-то вроде поручения по этой части. Чарторыйский отвечал письмами, в которых истолковывал чувства поляков к Наполеону без сомнения, последний не вполне удовлетворял их; но он нашел средство убедить их, что это замедление в удовлетворении их желаний зависит от общего положения дел, а не от его воли, и что при первом разладе Франции с Россией Польша сейчас же возродится. Чарторыйский указывал на услуги, которые Наполеон уже оказал им, и на долгое братство по оружию поляков и французов. Единственное средство противодействовать влиянию Наполеона на поляков, это — обеспечить им теперь же осязательные результаты, вроде присоединения восьми польских губерний России к великому герцогству, с автономией, гарантированной восстановлением конституции 3 мая 1791 года. Александр отвечал 11 февраля, предлагая формальные обязательства и обещая требуемое присоединение. «Прокламации о восстановлении Польши должны были предшествовать всему другому». Царь ручался в том, что австрийская Галиция наверняка будет уступлена Польше. И действительно, как бы угадав намерения Наполеона и желая предупредить их, царь путем тайной своей дипломами, т. е. без ведома Румянцева, завел переговоры с Австрией и, стараясь склонить её в предстоящей борьбе на свою сторону, он предлагал ей взамен Галиции часть Молдавии и всю Валахию, уже отвоеванные у турок русскими войсками (13 февраля 1811 года).

В великом герцогстве и в польских областях было две партии: одна ждала всего от Франции, другая во всём рассчитывала на Россию. На эту последнюю попытались повлиять Чарторыйский в Варшаве и Александр в Петербурге. Чарторыйский оставил царю лишь очень немного иллюзий: военачальники и все влиятельные лица великого герцогства продолжали оставаться верными Наполеону.

Великое герцогство Варшавское под угрозой со стороны России (март 1811 г.). — И вот в этот самый момент (март 1811 года) Александр захотел, по-видимому, ускорить отпадение поляков посредством внезапного вторжения в великое герцогство. В то самое время, когда поляки в Петербурге, очарованные Александром, уверяли, что он решил восстановить Польшу и что он назначит 3 мая, годовщину конституции 1791 года, для выпуска своей прокламации, — в это время масса русского войска