Открыть главное меню

Страница:История Геродота. Выпуск первый (С. С., 1876).pdf/6

Эта страница была вычитана

прибавила также, что возмездіе за Гераклидовъ падетъ на пятаго потомка Гигеса. На эти слова ни Лидійцы, ни ихъ цари не обращали вниманія, пока они не исполнились.

(Гигесъ, лидійскій царь, 716—678).

14) Такъ Мермнады получили царскую власть, отнявши ее у Гераклидовъ. Гигесъ, получивъ власть, послалъ въ Дельфы не-малые дары; но сколь ни много было приношеній изъ серебра, ихъ еще больше есть въ Дельфахъ; кромѣ же серебра онъ принесъ въ даръ множество золота. Далѣе заслуживаетъ упоминанія то, что были принесены шесть золотыхъ чашъ. Онѣ поставлены въ коринѳской сокровищницѣ и вѣсятъ тридцать талантовъ. Говоря по правдѣ, эта сокровищница принадлежитъ не Коринѳскому народу, но Кипселу, сыну Эстіона. Этотъ Гигесъ, первый изъ варваровъ, о которомъ мы знаемъ, присылалъ дары въ Дельфы послѣ Мидаса, сына Гордія, фригійскаго царя. Ибо и Мидасъ прислалъ достойный вниманія царскій тронъ, сидя на которомъ, онъ творилъ судъ; этотъ тронъ находится тамъ же, гдѣ и чаши Гигеса. Золото и серебро, которое пожертвовалъ Гигесъ, называется Дельфійцами гигадскимъ, по имени жертвователя. По воцареніи, Гигесъ ходилъ войною на Милетъ и Смирну и взялъ Колофонъ. Но въ свое царствованіе, въ теченіе 38 лѣтъ, онъ не совершилъ никакого другаго великаго дѣла, и потому мы оставимъ его, упомянувъ только объ этомъ.

(Ардисъ, лидійскій царь; Киммеріяне, 678—629 до Р. Хр.)

15) Я упомяну еще объ Ардисѣ, сынѣ Гигеса, царствовавшемъ послѣ него. Этотъ взялъ Пріэну и напалъ на Милетъ. Во время его правленія въ Сардахъ Киммеріяне, вытѣсненные изъ своей земли кочевыми Скиѳами, пришли въ Азію и овладели всѣми Сардами, за исключеніемъ крѣпости.

(Садіаттъ. 629—617).

16) За Ардисомъ, который царствовалъ 49 лѣтъ, слѣдовалъ Садіаттъ, сынъ Ардиса, и царствовалъ 12 лѣтъ; за Садіаттомъ — Адіаттъ. Этотъ послѣдній воевалъ съ Кіаксаромъ, внукомъ Дейока, царемъ Мидійскимъ, прогналъ Киммеріянъ изъ Азіи, взялъ Смирну, колонію Колофона, и напалъ на Клазомены. Отъ этого города онъ ушелъ не добровольно, а послѣ совершеннаго пораженія. Изъ другихъ дѣлъ, который онъ совершилъ во время своего правленія, наиболее достойны замѣчанія слѣдующія: 17) Онъ воевалъ съ Милезійцами, наслѣдовавъ эту войну отъ отца. Съ Милетомъ онъ воевалъ слѣдующимъ образомъ: лишь только созрѣвали полевые плоды, онъ тотчасъ же наступалъ; въ походъ онъ выступалъ при звукахъ трубъ, арфъ, женскихъ и мужскихъ флейтъ[1]. Когда же подходилъ къ Милету, онъ не разрушалъ сельскихъ построекъ, не сожигалъ ихъ и не срывалъ дверей, но оставлялъ цѣлыми. За то онъ всякій разъ истреблялъ деревья и плоды на поляхъ и уходилъ назадъ. Такъ какъ Милезійцы были властителями на морѣ, то его войску не было никакой пользы въ осадѣ. Жилища же Лидійскій царь не разрушалъ ради того, чтобы Милезійцы, имѣя пристанище, могли оттуда засѣвать и обработывать землю и чтобы ему самому, когда они окончатъ работу, можно было, вторгшись снова, разорить ихъ. 18) Такимъ-то образомъ война длилась 11 лѣтъ, впродолженіе которыхъ Милезійцы два раза потерпѣли большое пореженіе ; одинъ разъ, — когда они сражались за свою страну въ Лименейской равнинѣ, другой разъ, — въ Меандрской. Шесть лѣтъ изъ этихъ одинадцати въ Лидіи царетвовадъ Садіаттъ, сынъ Ардиса, который все это время ходилъ войною на Милетъ; онъ именно и началъ войну. Слѣдующія же за этими пять лѣтъ велъ войну Аліаттъ, сынъ Садіатта, который, какъ я замѣтилъ выше, наслѣдовавъ эту войну отъ отца, продолжалъ ее съ энергіей. Милезійцамъ не помогалъ въ эту войну никто изъ Іонянъ, исключая однихъ Хіосцевъ, которые помогали имъ въ благодарность за ихъ прежнюю услугу; ибо Милезійцы ранѣе содействовали Хіосцамъ къ окончанію войны противъ Эритрейцевъ. На двѣнадцатый годъ, когда посѣвъ былъ зажженъ войскомъ, случилось сдѣдующее обстоятельство; какъ только посѣвъ загорѣлся, раздуваемый порывами вѣтра, онъ зажегъ храмъ Аѳины, по названію Ассесійскій, и храмъ такимъ образомъ сгорѣлъ. На это сначала не было обращено вниманія; но послѣ ухода войска въ Сарды, Аліаттъ заболѣлъ. Такъ какъ болѣзнь его была продолжительна, онъ отправилъ въ Дельфы пословъ, можетъ быть, по чьему нибудь совѣту, или онъ самъ такъ рѣшилъ, вопросить бога о болѣзни. Явившимся въ Дельфы посламъ Пиѳія сказала, что она до тѣхъ поръ не дастъ отвѣта, пока они не возстановятъ храмъ Аѳины, который сожгли въ Ассесѣ, въ Милетской странѣ. 20) Я слышалъ объ этомъ происшествіи отъ Дель-

  1. Флейты, издающія высокіе (женскіе) и низкіе (мужскіе) тоны.
Тот же текст в современной орфографии

прибавила также, что возмездие за Гераклидов падет на пятого потомка Гигеса. На эти слова ни лидийцы, ни их цари не обращали внимания, пока они не исполнились.

(Гигес, лидийский царь, 716—678)

14) Так Мермнады получили царскую власть, отнявши ее у Гераклидов. Гигес, получив власть, послал в Дельфы немалые дары; но сколь ни много было приношений из серебра, их еще больше есть в Дельфах; кроме же серебра он принес в дар множество золота. Далее заслуживает упоминания то, что были принесены шесть золотых чаш. Они поставлены в коринфской сокровищнице и весят тридцать талантов. Говоря по правде, эта сокровищница принадлежит не коринфскому народу, но Кипселу, сыну Эстиона. Этот Гигес первый из варваров, о котором мы знаем, присылал дары в Дельфы после Мидаса, сына Гордия, фригийского царя. Ибо и Мидас прислал достойный внимания царский трон, сидя на котором, он творил суд; этот трон находится там же, где и чаши Гигеса. Золото и серебро, которое пожертвовал Гигес, называется дельфийцами гигадским, по имени жертвователя. По воцарении Гигес ходил войною на Милет и Смирну и взял Колофон. Но в свое царствование в течение тридцати восьми лет он не совершил никакого другого великого дела, и потому мы оставим его, упомянув только об этом.

(Ардис, лидийский царь; киммерияне, 678—629 до Р. Хр.)

15) Я упомяну еще об Ардисе, сыне Гигеса, царствовавшем после него. Этот взял Приэну и напал на Милет. Во время его правления в Сардах киммерияне, вытесненные из своей земли кочевыми скифами, пришли в Азию и овладели всеми Сардами, за исключением крепости.

(Садиатт. 629—617)

16) За Ардисом, который царствовал сорок девять лет, следовал Садиатт, сын Ардиса, и царствовал двенадцать лет; за Садиаттом — Адиатт. Этот последний воевал с Киаксаром, внуком Дейока, царем мидийским, прогнал киммериян из Азии, взял Смирну, колонию Колофона, и напал на Клазомены. От этого города он ушел не добровольно, а после совершенного поражения. Из других дел, который он совершил во время своего правления, наиболее достойны замечания следующие: 17) Он воевал с милезийцами, наследовав эту войну от отца. С Милетом он воевал следующим образом: лишь только созревали полевые плоды, он тотчас же наступал; в поход он выступал при звуках труб, арф, женских и мужских флейт[1]. Когда же подходил к Милету, он не разрушал сельских построек, не сожигал их и не срывал дверей, но оставлял целыми. Зато он всякий раз истреблял деревья и плоды на полях и уходил назад. Так как милезийцы были властителями на море, то его войску не было никакой пользы в осаде. Жилища же лидийский царь не разрушал ради того, чтобы милезийцы, имея пристанище, могли оттуда засевать и обработывать землю и чтобы ему самому, когда они окончат работу, можно было, вторгшись снова, разорить их. 18) Таким-то образом война длилась одиннадцать лет, в продолжение которых милезийцы два раза потерпели большое порежение ; один раз, — когда они сражались за свою страну в Лименейской равнине, другой раз, — в Меандрской. Шесть лет из этих одинадцати в Лидии царетвовад Садиатт, сын Ардиса, который все это время ходил войною на Милет; он именно и начал войну. Следующие же за этими пять лет вел войну Алиатт, сын Садиатта, который, как я заметил выше, наследовав эту войну от отца, продолжал ее с энергией. Милезийцам не помогал в эту войну никто из ионян, исключая одних хиосцев, которые помогали им в благодарность за их прежнюю услугу; ибо милезийцы ранее содействовали хиосцам к окончанию войны против эритрейцев. На двенадцатый год, когда посев был зажжён войском, случилось сдедующее обстоятельство; как только посев загорелся, раздуваемый порывами ветра он зажег храм Афины, по названию Ассесийский, и храм таким образом сгорел. На это сначала не было обращено внимания; но после ухода войска в Сарды, Алиатт заболел. Так как болезнь его была продолжительна, он отправил в Дельфы послов, может быть, по чьему-нибудь совету, или он сам так решил, вопросить бога о болезни. Явившимся в Дельфы послам Пифия сказала, что она до тех пор не даст ответа, пока они не восстановят храм Афины, который сожгли в Ассесе, в Милетской стране. 20) Я слышал об этом происшествии от дель-

  1. Флейты, издающие высокие (женские) и низкие (мужские) тоны.