Открыть главное меню

Страница:Исторический очерк уральских горных заводов.djvu/63

Эта страница была вычитана


Берда, сдѣланъ на заводахъ Всеволожскихъ въ 1817 г. Строитель этого парохода, мѣстный техникъ, оказался при этомъ догадливѣе иностраннаго механика Берда, снабдивъ пароходъ желѣзной трубой, тогда какъ труба на пароходѣ Берда была кирничная. Служившая около 50 лѣтъ на знаменитомъ Мѣднорудянскомъ рудникѣ штанговая машина, для откачки изъ него воды, дешевая по устройству и содержанію и пережившая свою дорогую соперницу, корнваллійскую паровую, машину, была проектирована и поставлена въ концѣ 20-хъ, или въ началѣ 30-хъ годовъ тоже мастеровымъ Казапасовымъ. Во время коронованія Императора Павла, слѣдовательно въ 1801 г., мастеровой Уральскихъ заводовъ, Артамоновъ, бѣгалъ на изобрѣтенномъ имъ велосипедѣ, за что, по повелѣнію Императора, получилъ свободу со всѣмъ своимъ потомствомъ. Управитель одного изъ частныхъ заводовъ Нижнетагильскаго округа, И. Ѳ. Макаровъ, еще въ началѣ 30-хъ годовъ задался мыслью о приготовленіи литого желѣза; въ продолженіи многихъ лѣтъ онъ производилъ рядъ опытовъ въ этомъ направленіи; до сихъ поръ, сколько мнѣ известно, имѣются нѣкоторыя вещи, какъ, напримѣръ, ружейный стволъ, приготовленный изъ этого металла. Въ чемъ состояли эти опыты — къ сожалѣнію, неизвѣстно. Но одно уже то, что Макаровъ напалъ на мысль, которая тридцать лѣтъ спустя составила славу Вессемера и создала громадный переворотъ въ металлургіи желѣза, достаточно рисуетъ ту высокоразвитую изобретательность, которой уральскіе техники были обязаны столько же своему замкнутому, обособленному положенію, сколько и исторически унаследованной своей смышленности. Первая желѣзная дорога въ Россіи, ранѣе Царскосельской, построена въ Нижнетагильскомъ заводѣ на разстояніи около 3, верстъ отъ Мѣднорудянскаго рудника къ Выйскому заводу мастеровымъ Черепановымъ, долгое время управлявшимъ всѣмъ механическимъ дѣломъ въ Нижнетагильскомъ округѣ. Покойный Государь Александръ Николаевичъ, въ бытность свою въ 1837 г. на Уралѣ, ѣздилъ по этой дорогѣ, о чемъ припомнилъ при посѣщеніи павильона Нижнетагильскихъ заводовъ на бывшей въ 1870 г. выставкѣ въ Петербургѣ. Способъ приготовленія литой стали превосходной доброты изобрѣтенъ и съ большимъ успѣхомъ примѣизнъ въ 1813 году на казенномъ Воткинскомъ заводѣ дворовымъ человѣкомъ Бадаевымъ, получившимъ за это свободу и золотую медаль. Въ заключеніе нельзя умолчать объ изобрѣтеніи тоже мастероваго, хотя и не уральскихъ, а сибирскихъ, именно Барнаульскихъ заводовъ: первая паровая машина, за 10 лѣтъ, примерно, до Уатта была поставлена, на Колывано-Воскресенскихъ заводахъ, едва-ли — не на Змѣиногорскомъ рудникѣ, мастеровымъ Ползуновымъ. По свидѣтельству Шлаттера („Обстоятельное наставленіе рудному дѣлу“), лично осматривавшаго эту машину, Ползуновъ ввелъ въ существовавшую дотолѣ систему такія усовершенствованія, что изобрѣтеніе его должно считаться за новое. Ползуновъ, по повелѣнію Императрицы Екатерины II, быль вытребованъ въ Петербургъ, гдѣ и умеръ отъ чахотки. Машина его проплавила 15,000 пуд. змѣиногорскихъ рудъ и затѣмъ, за смертію изобрѣтателя, была забыта. Безъ сомнѣнія приведенными указаніями не исчерпывается родъ изобрѣтеній горнозаводскихъ мастеровыхъ; этимъ, весьма важнымъ и интереснымъ вопросомъ никто никогда не занимался; многое, что было придумано и продѣлано этими тружениками, подобно интереснымъ опытамъ Макарова, погибло для насъ навсегда. Но тѣмъ важнѣе было бы собрать то, что еще уцѣлѣло въ заводскихъ архивахъ и въ народныхъ преданіяхъ; время сотретъ и эти послѣдніе слѣды того интеллектуальнаго и при томъ