Открыть главное меню

Страница:Исторический очерк уральских горных заводов.djvu/56

Эта страница была вычитана

при помощи закрепощенной рабочей силы до того сгладили, обезличили эти закономъ предоставленныя непремѣннымъ рабочимъ права, что со временемъ не было возможности отдѣлить однихъ отъ другихъ, т. е. непремѣнныхъ рабочихъ отъ крѣпостныхъ, вслѣдствіе чего, при освобожденіи въ 1861 г. всѣхъ крѣпостныхъ, оказалось, по этой причинѣ, невозможнымъ возвратить непремѣннымъ работникамъ принадлежавшій имъ ремонтный капиталъ; часть капитала непремѣнныхъ работниковъ казенныхъ заводовъ поступила въ эмеритальный капиталъ горныхъ инженеровъ; что сталось съ ремонтнымъ капиталомъ непремѣнныхъ рабочихъ въ поссесіонныхъ заводахъ — намъ неизвѣстно.

Правительство было озабочено также и участью собственно крѣпостныхъ. Здѣсь шелъ вопросъ о покупкѣ таковыхъ лицами, не принадлежавшими къ дворянскому сословію. Признавая, съ одной стороны, необходимо нужнымъ разрѣшать покупку крестьянъ „по неимѣнію еще въ Россіи вольныхъ мастеровъ въ достаточномъ числѣ“, и опасаясь, съ другой стороны, „злоупотребленій и стѣсненій участи крестьянъ“, министръ внутреннихъ дѣлъ предполагалъ ограничить права распоряженія такими рабочими особыми правилами, которыя были Высочайше утверждены 30 іюня 1808 г. Но заводчики такъ уже привыкли къ полному, неограниченному праву распоряженія крѣпостными, и вмѣстѣ съ тѣмъ вліяніе ихъ было такъ велико, что означенныя правила остались безъ всякаго примѣненія, какъ это видно изъ доклада министра 1 іюля 1809 г. (Т. XXX, № 23,679). Для общей характеристики вліянія фабрикантовъ и заводчиковъ не лишнее указать, что 21 января 1811 г. министръ внутреннихъ дѣлъ внесъ въ Государственный Совѣтъ проектъ „Положенія, на основаніи коего лица, дворянскаго достоинства не имѣющія, могутъ къ суконнымъ фабрикамъ пріобрѣтать деревни“. Положеніе это не было утверждено въ законодательномъ порядкѣ. Точно также не получилъ дальнѣйшаго движенія другой проектъ министра внутреннихъ дѣлъ, одновременно внесенный въ Государственный Совѣтъ подъ названіемъ: „Положеніе объ учрежденіи особаго состоянія свободныхъ мастеровыхъ“; по мысли проекта, эти мастеровые должны были образовать ядро будущаго рабочего сословія Россіи.

Не смотря на вырѣшеніе вопроса съ приписными крестьянами, непорядки и даже бунты среди рабочихъ не вдругъ прекратились. Они постоянно жаловались на притѣсненія со стороны фабрикантовъ и заводчиковъ, а эти послѣдніе, въ свою очередь, обвиняли рабочихъ въ „дерзновенномъ“ неповиновеніи, требуя примѣрнаго наказанія „бунтующихъ“ въ страхъ другимъ. Приписные и непремѣнные работники, оставляя женъ и дочерей на произволъ судьбы, массами убѣгали отъ своихъ хозяевъ, такъ что Государственный Совѣтъ въ 1820 г. предписалъ министру финансовъ „войти въ подробное разсмотрѣніе состоянія приписныхъ къ заводамъ и непремѣнныхъ работниковъ, равно какъ и причинъ, побуждающихъ ихъ къ побѣгамъ“ (Высочайше утвержденное мнѣніе Государственнаго Совѣта 3 іюля 1820 г. XXXVII, № 28,300). При этомъ женамъ и дочерямъ бѣглыхъ рабочихъ разрѣшалось возвратиться на родину. Изъ этого видно также и то, что, не смотря на послѣдовавшее въ 1813 и 1814 г. полное освобожденіе приписныхъ, фактическая власть надъ ними заводчиковъ до нѣкоторой степени продолжалась. Такъ трудно было искоренить зло, пустившее глубокіе корни.

Гуманные взгляды правительства Александра I выразились также въ законодательныхъ актахъ (П. С. З. XXXV, 27,218), которыми устанавливалась отвѣт-