Открыть главное меню

Страница:Исторический очерк уральских горных заводов.djvu/25

Эта страница была вычитана

около Тулы и рубить для заводскихъ работъ лѣсъ изъ смежной лѣсной дачи, подъ названіемъ Малиновая Засѣка. Демидовъ быстро справился съ дѣломъ, но Петръ, узнавъ, что въ этой дачѣ растутъ такія лѣсныя породы, какъ дубъ, кленъ и ясень, остановилъ рубку въ ней дровъ. Между тѣмъ оказались хорошія желѣзныя руды по рѣкамъ Тагилу и Нейвѣ, вслѣдствіе чего въ 1697 г. вновь построенъ быль мастерами съ Городищенскихъ заводовъ и средствами казны Невьянскій заводь на р. Нейвѣ близъ деревни Ѳедьковской. Первый чугунъ полученъ изъ Невяьнской долины 15 декабря 1701 г., а первое желѣзо выковано 8 января 1702 г. Въ Москвѣ на Пушечномъ дворѣ желѣзо, въ присутствіи повѣраннаго Никиты Антуфьева, было испытано и оказалось годнымъ. Вѣроятно, это обстоятельство и подало Антуфьеву мысль обратиться къ Царю съ просьбой отдать ему Невьянскій заводь. Указомъ 4 марта 1702 г. просьба Никиты Антуфьева была исполнена, Невьянскій заводь съ прирѣзкой земель на 30 верстъ во всѣ стороны отданъ ему съ тѣмъ, чтобы онъ отливалъ на немъ для казны пушки и мортиры и дѣлалъ фузеи, шпаги, сабли, тесаки, палаши, копья, латы и шишаки, а также прутовое желѣзо и проволоку; въ указѣ между прочимъ говорилось: „искать всякому литому и кованому желѣзу умноженіе, чтобы на потребу всему Московскому государству надѣлать и безъ посторонняго Свейскаго желѣза проняться было мочно и стараться, чтобы русскіе люди тѣмъ мастерствамъ были изучены, дабы то дѣло въ Московскомъ государствѣ было прочно“. Интересно въ этомъ указѣ также слѣдующее мѣсто: „а тѣ заводы отдать ему (Демидову) указали Мы, Великій Государь, для того, что нерадѣніемъ и многими сварами и крамолами приставниковъ чинилась тому доброму и полезному дѣлу остановка и уѣзднымъ людямь тягость… иные дѣла дѣлали нерадиво, или не смышленно, и въ томъ не точіо убытки, но и времени многая потеря и дальняго ради разстоянія и прихотей ради тѣхъ приставниковъ и многихъ ради ихъ запросовъ опасно тому заводу совершеннаго раззоренія“. Какъ быстро и успѣшно пошло у Демидова дѣло, видно изъ дополнительной грамоты отъ 6 декабря того же 1702 г. Въ ст. 9 этой грамоты на Демидова возлагается позаботиться о возвратѣ въ казну потраченныхъ ею на устройство Невьянскаго завода денегъ: „чтобъ хотя не вдругъ, а погодно тѣ расходы въ казну возвратить для того, что изъ тѣхъ заводовъ пошелъ великій прибыльный источникъ, и изъ одной домны въ два выпуска въ сутки чугуна родится мало не съ 400 пудовъ, а въ годъ, буде безъ помѣхи во весь годъ учнутъ обѣ домны дуть, выйдетъ на меньшую статью 260,000 пудовъ“. Чтобы понять, насколько былъ великъ этотъ, достигнутый въ такое короткое время успѣхъ, нужно припомнить, что въ то же время суточная выплавка въ казнѣ не превышала 125 пуд. На сколько прибыльно было Демидову только что устроенное имъ на Уралѣ дѣло, видно изъ того, что всего только чрезъ нѣсколько лѣтъ по его открытіи онъ даритъ на зубокъ новорожденному Царевичу Петру 100 т. р., что по тогдашнему времени составляло громадную сумму.

Успѣхи Демидова дали уральскому дѣлу толчокъ, послѣ которого оно быстро пошло впередъ. Убѣдившись въ томъ, что „всякое Сибирское литое и кованое желѣзо ему (Государю) очень угодно, и что по испытаніямъ Московскихъ кузнецевъ сіе желѣзо оказалось правосходнѣе Шведскаго“, Петръ принимаетъ энергическія нѣры къ развитію уральского дѣла. 1 сентября 1697 г. данъ приказъ Тобольскому воеводѣ ближнему боярину князю Черкасскому о поискахъ рудъ далѣе за Ураломъ. Послѣдствіемъ этого распоряженія было устройство Каменскаго завода