Открыть главное меню

Страница:Исторический очерк уральских горных заводов.djvu/10

Эта страница была вычитана

что татарское вооруженіе было въ славѣ и значительно лучше русскаго, а потому естественно перенималось и русскими воинами. Къ тому же побѣжденные монголами народы были обязаны выставлять по ихъ требованію войско; поэтому нерѣдко и русскимъ приходилось принимать участіе въ ихъ внѣшнихъ войнахъ и внутреннихъ междоусобицахъ. При этомъ требовалось, чтобы русскіе вооружались какъ следуетъ, согласно правиламъ, установленнымъ Чингисханомъ въ его ясакѣ. Въ XIV вѣкѣ встрѣчается уже много заимствованныхъ у монголовъ частей вооруженія, выдѣлка которыхъ требовала значительнаго искусства. Въ концѣ XIV в. то же военное дѣло оказало некоторое вліяніе на успѣхи нашего металлическаго дѣла съ другой стороны: въ послѣдніе годы княженія Дмитрія Донского, именно въ 1389 г., ганзейскіе купцы „вывезли изъ Нѣмецъ арматы на Русь и огненную стрѣльбу и отъ того часу уразумели изъ нихъ стрѣляти“. Эта новинка вызвала въ слѣдующемъ XV столѣтіи начатки литейнаго дѣла.

Во второй половинѣ XV в. Русская земля успокоилась отъ княжескихъ усобицъ и разныхъ войнъ и собралась подъ сильной рукой Іоанна III. Окончательное освобожденіе отъ татарскаго ига подняло власть правительства и духъ народа. Забота о внутреннемъ устроеніи выразилась, между прочимъ, въ крупныхъ постройкахъ, какихъ Москва до того не видала, таковы: Успенскій и Архангельский соборы, Грановитая палата, Теремный дворецъ; рядомъ съ этимъ воздвигаются кремлевская стѣны и башни. Хотя на всѣ эти постройки, какъ полагаетъ Карамзинъ, по преимуществу шло иноземное, такъ-называвшееся нѣмецкое желѣзо, которымъ быль покрытъ и Успенскій соборъ, тѣмъ не менѣе многое выпадало при этомъ и на долю нашего внутренняго производства. Это подтверждается тѣмъ фактомъ, что въ это же самое время вывозъ русскаго желѣза за границу былъ запрещенъ. Еще болѣе пользы оказало нашей желѣзной промышленности начавшееся сь 1488 г. литье пушекъ при помощи вызванныхъ въ разное время чужестранныхъ мастеровъ (Аристотель Фіоравенти, Павелъ Дебосисъ, Яковъ Фрязинъ, Петръ Антоній. Въ концѣ XIV и въ началѣ XV ст., именно до возникновения у насъ литейнаго дѣла, пушки ковались изъ желѣза. Эта трудная работа, образцы которой можно видѣть и теперь въ Артиллерійскомъ музеѣ, всего лучше даетъ понятіе о замѣчательномъ искусствѣ тогдашнихъ кузнецовъ; нужно дивиться тому, какимъ образомъ, при отсутствии механическихъ приспособлений, въ простыхъ горнахъ, могло быть выковано орудіе 72½″ длиной, въ 2½″ по калибру; вѣсъ такихъ орудій доходилъ до 10½ и даже до 17 пудовъ. Съ призывомъ литейныхъ мастеровъ въ 1483 г. началась отливка орудій, сначала бронзовыхъ, а затѣмъ и чугунныхъ изъ привознаго чугуна; въ 1554 г. отлита чугунная пушка калибромъ около 26″, вѣсомъ 1200 п., въ слѣдующемъ году другая калибромъ 24″, вѣсомъ 1020 пудовъ. Эти размѣры изумляли иностранцевъ, какъ о томъ заявлялъ германскій посолъ своему императору.

Къ XV же вѣку слѣдуетъ отнести и другого рода попытки съ цѣлью развитія у насъ горнозаводскаго дѣла; это — выписка рудознатцевъ изъ другихъ государствъ и развѣдки рудныхъ мѣсторожденій внутри страны. Отправляя въ 1488 г. посломъ къ императору Германскому грека Траханіота, Іоаннъ поручалъ ему искать въ Германіи и принять на службу россійскую полезныхъ художниковъ, горныхъ мастеровъ и архитекторовъ; около этого же времени съ подобной же просьбой Іоаннъ обращался къ Венгерскому королю Матвѣю Корвину. Въ обоихъ этихъ случаяхъ имѣлись въ виду главнымъ образомъ рудознатцы по золоту и серебру; нуждаясь