Страница:Звезда Соломона (Куприн 1920).djvu/78

Эта страница была вычитана


Его широкій образъ жизни скоро обратилъ на себя вниманіе, и о Цвѣтѣ стали негласнымъ образомъ наводить справки. Но придраться было не къ чему: на-лицо оказывались: и полученное наслѣдство, и поразительные выигрыши на биржѣ. Къ тому же онъ чрезвычайно щедро разбрасывалъ деньги. На благотворительныхъ вечерахъ, концертахъ, базарахъ, общественныхъ подпискахъ и лоттереяхъ подъ его именемъ значились наиболѣе крупныя пожертвованія. Никто охотнѣе его не давалъ денегъ на стипендіи, поощренія и койки въ лазаретахъ. Но онъ самъ замѣчалъ съ глубокимъ огорченіемъ, что ни разу никому его щедрость не принесла ничего, кромѣ неудачъ, разоренія, безпутства, болѣзней и смерти.

Онъ занималъ небольшой старинный облицованный мраморомъ особнякъ въ нагорной, самой аристократической и тихой части города, утопавшей въ липовыхъ аллеяхъ и садахъ. По преданію, въ этомъ домѣ когда-то останавливался Наполеонъ, и до сихъ поръ въ одной изъ комнатъ сохранилась кровать подъ огромнымъ балдахиномъ съ занавѣсками сѣро-малиноваго бархата, затканнаго золотыми пчелами. Штатъ его служащихъ увеличивался съ каждымъ днемъ. Во главѣ всѣхъ стоялъ мажордомъ, величественный сѣдовласый бакенбардистъ, похожій на русскаго посла прежнихъ временъ въ Парижѣ или Лондонѣ. За нимъ слѣдовали: камердинеръ съ наружностью перваго любовника съ императорской сцены, круглый, какъ шаръ, бритый старшій поваръ, выписанный изъ Москвы отъ Оливье; кучеръ для русской упряжи, поражавшій всѣхъ до ужаса густотою черной бороды, румянцемъ щекъ, обширностью наваченнаго зада, и звѣринымъ голосомъ; кучеръ для англійской упряжи; ученый нѣмецъ-садовникъ въ очкахъ, завѣдывавшій оранжереею и зимнимъ садомъ и еще десятка два мелкихъ прислужниковъ. Весь городъ любовался Цвѣтомъ, когда онъ въ погожій полдень проѣзжалъ по Московской и Дворянской улицамъ, правя съ высоты англійскаго догъ-карта[1] двумя парами прекрасно подобранныхъ и выѣзженныхъ лошадей, масти Изабелла, свѣтло-песочнаго цвѣта съ начисто вымытыми сребро-бѣлыми гривами и хвостами.

Всезнающій и всемогущій Тоффель пріобрѣлъ откуда-то для Цвѣта, по особо-удачному случаю, старинное серебро и древній французскій фарфоръ съ клеймами въ видѣ золотыхъ лилій. Онъ же скупилъ у раззорившагося польскаго магната богатѣйшій погребъ винъ, который по рѣдкости и тонкости сортовъ, считался четвертымъ въ

  1. От англ. dog-cart — двухколесный экипаж. — Примечание редактора Викитеки.