Страница:Звезда Соломона (Куприн 1920).djvu/45

Эта страница была вычитана


Но книга уже полетѣла въ черный разверстый ротъ горна и запылала въ немъ весело и бурливо.

— Отъ такъ!—крикнулъ[1] съ удовольствіемъ сторожъ.—Туда ее, къ чортовой матери.

— А и правда,—спокойно согласился Цвѣтъ и повернулся спиной къ камину. И совсѣмъ въ этотъ моментъ онъ не вспомнилъ тѣхъ часовъ, которые провелъ въ минувшую ночь, склонившись надъ красной книгой. Но почему то ему внезапно сдѣлалось скучно…

Съ помощью сторожа онъ открылъ кое-гдѣ въ залѣ и гостиной забухшія, прогнившія ставни, и огромныя комнаты при дневномъ свѣтѣ показались во всемъ своемъ пустомъ неприглядномъ и запущенномъ видѣ, говорившемъ о грязной, тоскливой разлагающейся старости. Всюду по угламъ темными, колеблющимися занавѣсками висѣла паутина, закоптѣлые, потрескавшіеся потолки были черны, мебель, изъѣденная временемъ и крысами, кособокая и покоробленная, разверзала свои внутренности изъ волосъ, рогожи и пружинъ. Деревянныя ветхія стѣны кое-гдѣ просвѣчивали сквозными дырами наружу. Пахло затхлостью, мышами, грибами, плѣсенью, погребомъ и смертью…

— Ну, и хламъ!—сказалъ Цвѣтъ, качая головой.

— И правда,—согласился сторожъ. Въ немъ если жить, то надо съ опаской, Того гляди, развалится. И чинить нѣтъ расчета. Надо новый ставить.

По шаткимъ, искрошившимся ступенямъ Цвѣтъ спустился въ садъ. Но тамъ было еще грустнѣе, еще острѣе чувствовалось забвеніе, заброшенность, одичаніе мѣста. Дорожки густо заросли травою, трухлявые заборы покосились, почернѣли и позеленѣли, перебитыя стекла маленькой оранжереи отливали грязно-радужными полосами.

Чувство одиночества, усталости и тоски вдругъ такъ сильно охватило Цвѣта, что онъ физически почувствовалъ его томленіе въ горлѣ и въ груди. Для чего онъ тащился на край свѣта? Кому нужна эта рухлядь? Крошечная комната въ городѣ, на верху шестого этажа, подъ гробоподобной крышкой представилась ему во всей привлекатеьности милаго привычнаго уюта. «Ахъ, хорошо бы поскорѣе домой»,—подумалъ онъ,—«Ни за что здѣсь не стану жить.«

Въ эту минуту по дорогѣ послышался колокольчикъ. Потомъ донеслись звуки колесъ. Какой-то экипажсъ остановился у воротъ.

  1. Возможно опечатка. По смыслу больше подходит «крякнул». — Примечание редактора Викитеки.