Страница:Звезда Соломона (Куприн 1920).djvu/27

Эта страница была вычитана

бы мнѣ вчера кто-нибудь предсказалъ сегодняшнее утро, я бы ему въ глаза разсмѣялся.

Онъ медлилъ, но Тоффель съ дружеской настойчивостью, одновременно почтительной и развязной, продолжалъ погонять его.

— Ахъ, молодой человѣкъ, молодой человѣкъ… Какъ мало въ васъ предпріимчивости. Впрочемъ, и всѣ мы, русскіе, таковы: съ развальцей, да съ прохладцей, да съ оглядочкой. А драгоцѣнное время бѣжитъ, бѣжитъ, и никогда, ни одна промелькнувшая минута не вернется назадъ. Ну-съ, живо, по-американски, въ три пріема. Ваши новые ботинки за дверью. Я попросилъ горничную ихъ вычистить. Васъ, можетъ быть, удивляетъ, что я васъ такъ тороплю? Но, во-первыхъ, я и самъ не имѣю ни секунды свободной. Вотъ, провожу васъ и сейчасъ же мнѣ надо скакать въ уѣздъ, по срочнымъ дѣламъ. Волка ноги кормятъ. Ничего, ничего… Одѣвайтесь при мнѣ безъ всякаго стѣсненія. Я—мужчина. А, во-вторыхъ, сами посудите, что выйдетъ хорошаго, если вы проканителитесь въ городѣ нѣсколько лишнихъ дней? Вѣдь теперь уже всѣмъ вашимъ знакомымъ м множеству незнакомыхъ извѣстно черезъ экзекутора о свалившемся на вашу голову наслѣдствѣ. О, мнѣ хорошо извѣстна человѣческая натура. Начнутъ клянчить взаймы, потребуютъ вспрыснуть получку, добрыя мамаши взрослыхъ дочерей устроятъ на васъ правильную облаву съ загономъ. Вы—человѣкъ слабый, мягкій, уступчивый,—хорошій товарищъ. Еще завертитесь чего добраго и надѣлаете долговъ. Я знаю такіе примѣры. А тутъ еще подвернется какое-нибудь этакое соблазнительное увлеченіе, въ родѣ красотки изъ кондитерской, какъ та,—помните?—полная блондинка за прилавкомъ у Дюмона, первая отъ окна съ сапфировыми глазками? Право, слушайте вы меня, стараго воробья. Я худу не учу. Тѣмъ болѣе, что вы съ перваго взгляда внушили мнѣ самую глубокую, можно сказать, отеческую симпатію. Вы только не обращайте на меня вниманія, укладывайтесь, укладывайтесь! А я тѣмъ временемъ передамъ вамъ кое-какія нужныя свѣдѣнія.—Простыней и подушекъ, пожалуйста, ужъ не берите съ собой. Все дадутъ вамъ въ спальномъ вагонѣ, а въ усадьбѣ есть много прекраснаго, тонкаго голландскаго бѣлья. И сорочекъ много не надо. Двѣ, три перемѣны. Возьмите мягкія, fantaisie. Немного платковъ и носковъ. Прескверная у насъ привычка путешествовать съ цѣлымъ караванъ-сараемъ. По этой примѣтѣ всегда за границей узнаютъ русскихъ. Берите только то, что