Страница:Дернбург. Пандекты. Т. I (1906).djvu/77

Эта страница была вычитана
— 62 —


Императорское законодательство имело первоначально характер распоряжений, издаваемых во исполнение законов. Оно не могло прямо отменить закон, изданный народом[1]. Еще классические юристы спорили, уполномочен ли император на аутентическое толкование народных законов. Юстиниан отвергает это сомнение, как смешное заблуждение[2].

Так как императорские указы имели первоначально целью только восполнение существующего права, но не введение новых принципов права, то понятно, что для их действительности не требовалось особого обнародования. Отдельные виды императорских указов были следующие[3]:

1. Императорские эдикты, т. е. особо возвещенные императором юридические нормы[4].

2. Мандаты, т. е. юридические нормы, установленные в инструкциях императоров провинциальным наместникам[5].

3. Декреты, т. е. императорские решения, поскольку в них выражались и применялись юридические нормы[6].

4. Рескрипты, т. е. императорские ответы на обращения частных лиц и на запросы чиновников — consultationes, поскольку в них выражались юридические правила[7].

Декреты и рескрипты имели своей ближайшей задачей давать решения спорных конкретных отношений. В этих пределах

  1. Mommsen: Römisches Staatsrecht, т. 2, ч. 2, изд. 3, стр. 881 след.
  2. L. 12. § 2. С. de leg. 1. 14. Cum igitur et hoc in veteribus legibus invenimus dubitatum, si imperialis sensus legem interpretatus est, an oporteat hujusmodi regiam interpretationem obtinere, eorum quidem vanam scrupulositatem tam risimus, quam corrigendam esse consuimus.
  3. Gajus, Inst., I, § 5; § 6. I. de jure nat. 1. 2; l. 1. D. de const. principum. 1. 4.
  4. L. 3. C. de leg. 1. 14.
  5. Крайне важное для гражданского права caput ex mandatis относительно воинского завещания содержится в l. 1, pr. D. de testamento militis. 29. 1.
  6. L. 1. § 1. D. de const. principum. 1. 4. Ulpianus libro 1 institutionum: Quodcunque imperator… vel cognoscens decrevit vel de plano interlocutus est… legem esse constat. L. 3. C. de leg. 1. 14 принципиально отнюдь не опровергает законной силы императорских интерлокуций: только обыкновенно следует считать их относящимися лишь к данному случаю. Главный пример закона в форме декрета, это decretum — divi Marci. l. 13. D. quod metus causa. 4. 2; l. 7. D. ad legem Juliam de vi privata. 48. 7.
  7. Рескрипты могли последовать или в форме особого послания — epistola, иногда более торжественного — pragmatica sanctio, или же в ответе на самом запросе — adnotatio, subscriptio. Никакой разницы по существу между этими формами не было.