Страница:Дернбург. Пандекты. Т. I (1906).djvu/67

Эта страница была вычитана
— 52 —

ниановой империи. Но в Германии, при рецепции римского права, различие преторских и цивильных норм пало само собой[1].

Родственно, но не тождественно было деление права на jus civile и jus gentium.

a) Jus civile было особое право римских граждан. Для них одних оно было дано и к ним одним применимо.

b) Jus gentium было право, применимое ко всем правоспособным, в частности и к перегринам. Оно считалось основанным на природе человека — на naturalis ratio.

c) Позднейшие классические юристы признали, что рабство, хотя и относится к jus gentium, но тем не менее противоречит человеческой природе и может быть оправдано только целесообразностью. Отсюда они заключили, что не всякое jus gentium есть в то же время и jus naturale[2]. Таким образом от двухчленного деления перешли к трехчленному: сверх jus civile и jus gentium, стали различать еще и jus naturale. Под последним разумели порядок жизненных отношений, свойственный одинаково и людям, и животным, напр., половая связь, воспитание детей[3].

Для современного права эти различия лишены всякого значения.

  1. В юстиниановом праве существуют еще два порядка наследования — hereditas по jus civile и преторская bonorum possessio, резко отличающиеся друг от друга. Приобретение наследства по обоим правам совершается различным способом. В общегерманском праве обе системы слились; имеется только одно наследование и один способ приобретения наследства.
  2. Ср. Savigny: System, т. 1, стр. 109 и Beilage, 1. — В новейшее время Adolph Schmidt — Leipziger Programm, 1881, стр. 17 — возражает Савиньи, что римские юристы империи все, в том числе и Гай, держались трехчленного деления. Мы считаем это неверным. Гай отождествлял — Inst., I, § 1 — jus gentium с тем правом, которое naturalis ratio inter omnes homines constituit; судя по этому он был сторонником двухчленного деления. Правда, Гай сводит рабство к jus gentium. Однако, ничем не доказывается мнение Schmidt'a, что будто бы уже Гай считал рабство чем-то contra naturam и что он, следовательно, был тайным приверженцем трехчленного деления. Только в позднюю классическую эпоху сделалось господствующим учение, что люди jure naturali все равны; ср. Ульпиан в l. 32. D. de R. J. 50. 17. Только тогда перешли к „трихотомии“ — трехчленному делению; представителями этой систематики были, в ряду прочих, Ульпиан, l. 1. § 3. D. de just. et jure. 1. 1 и Флорентин, l. 4, § 1. D. de statu hom. 1. 5. Институции Юстиниана, с их неумелым нагромождением изложений различных писателей, содержат в § 1 и § 2. I. de jure nat. 1. 2 обе системы.
  3. Сверх того здесь примешивались фантастические представления древних по естественной истории. Так Плиний сообщает о лошади, окончившей жизнь самоубийством из-за кровосмешения; точно так же он разбирает