Страница:Дернбург. Пандекты. Т. I (1906).djvu/54

Эта страница была вычитана
— 39 —


Без сомнения, выдающиеся умы Германии в начале XVI века были сильно увлечены агитацией гуманистов и исторической школой правоведения. Григорий Галоандер составил удобные для чтения издания Corpus juris[1]. Цазий, оставаясь в общем на почве юридической практики, был также горячо заинтересован историческими исследованиями и гуманизмом[2].

Но все же главные усилия германских юристов были направлены на применение реципированного римского права к германской жизни. В этом отношении они, естественно, примыкали к школе постглоссаторов. Не без некоторого основания говорили, что в Германии было реципировано римско-итальянское право в том виде, как оно преподавалось постглоссаторами.

Исключительно практику разрабатывали и так наз. камералисты, производившие свои исследования на основании решений верховного имперского суда (Reichskammergericht), а именно Иоахим Минзингер и Андрей Гайль[3].

Почти исключительно практические цели преследовали также влиятельные учителя права и писатели саксонского курфюршества. В Саксонии германское национальное право сохранило твердую почву благодаря общепризнанному и все более распространявшемуся в течение веков сборнику — Саксонскому Зерцалу (Sachsenspiegel). После рецепции римское право выступило наряду с саксонским. Соединение и примирение их стало главной задачей саксонских юристов. Благодаря им, главным образом, и выработался так наз. usus modernus Pandectarum.

Еще голландец Матвей Везенбек, бывший преподавателем права в Виттенберге[4], подготовил это направление. Из позднейших можно указать на Гартмана Писториса[5], Бенедикта

  1. См. выше §§ 9, 10 и 11, Stintzing: Geschichte, Abth. 1, стр. 180.
  2. Stintzing: Ulrich Zasius, 1857 и Geschichte, Abth. 1, стр. 155.
  3. Труд Минзингера был первым к своем роде; его заглавие: Singularium observationum judicii imperialis camerae centuriae IV, Basileae, 1563. Гайль в 1578 г. опубликовал свои Praeticarum observationum libri duo см. Stintzing: Geschichte, стр. 485 и след.; Burckhard: Andreas Gail, 1887.
  4. Историческое значение Везенбека основывается, главным образом, на его Paratitla или commentarius in Pandectas, появившихся впервые в 1565 г.; это систематическое изложение пандектного права, касающееся сверх того и практики и особенностей саксонского права. Stintzing: Geschichte, стр. 351.
  5. Гартман Писторис замечателен своими Quaestiones juris tam Romani quam Saxonici, появившимися в 1579 г. За ним непосредственно следует Бенедикт Карпцов. О семье Писториса см. Stintzing: Geschichte, стр. 566.