Страница:Дернбург. Пандекты. Т. I (1906).djvu/37

Эта страница была вычитана
— 22 —


§ 10. Codex constitutionum.

1. Юстиниан вступил на престол в 527 г., и уже в следующем году конституцией «Наес quae necessario» повелено было приступить к составлению кодекса, который содержал бы все важные в практическом отношении указы римских императоров. Этот труд был быстро окончен и в апреле 529 года обнародован конституцией «Summa reipublicae».

После того как были составлены Пандекты, стала ощущаться потребность в новом, дополненном и исправленном издании того же свода — в так наз. «codex repetitae praelectionis», который и вошел в силу 29 декабря 534 года по приказу «Cordi nobis». Он был дополнен указами самого Юстиниана за время составления Пандект, куда были между прочим отнесены 50 решений контроверз классических юристов — «quinquaginta decisiones».

До нас дошел только этот второй кодекс.

Кодекс разделяется на 12 книг, книги на титулы. Титулы содержат постановления с указанием имен императоров, места и времени издания; самые старые из них принадлежат Адриану.

Конституции изданы, главным образом, на латинском языке; но некоторые из них были редактированы по-гречески. Греческие тексты исчезли в рукописях, изготовленных в средние века на

    Базиликами, договор между верителем под залог и залогодателем, по которому последний лишается права отчуждать заложенную вещь, признан действительным, а продажа такой вещи ничтожной. Другие же случаи такого запрещения отчуждения, основанного на договоре, не имеют в римском праве подобного вещного характера. Вследствие этого противоречия l. 7. § 1 часто подвергается различным изменениям. Моммсен между словами „nullam“ и „venditionem“ вставляет еще слова „nec impediendam esse“. Другие писатели исправляют это место еще иначе. Нам кажется, что для подобных изменений здесь нет никакого основания. Kohler — Pfandrechtliche Forschungen. стр. 68 — допускает здесь ошибку переписчика. Эта ошибка, по его мнению, очень древнего происхождения и перешла во многие рукописи. Но кто поручится в таком случае за то, что она не древнее самой Юстиниановой компиляции, и что компиляторы сами не приняли это положение в том виде, в каком мы его имеем, хотя и вполне сознавали его особенность? Разве компиляторы не могли сами ошибиться, т. е. допустить отступление от общих принципов и ввести такое сингулярное постановление? Строя всевозможные предположения легко потерять ту твердую почву, которую представляет лишь вполне достоверный текст рукописи. Ср. Hermann Bickell: De interpretatione fragmenti 7. § 2. de distr. pignor., Marburger Inaug.-Dissert., 1868.