Страница:Дернбург. Пандекты. Т. I (1906).djvu/153

Эта страница была вычитана
— 138 —

тайство поступило в суд от ближайшего наследника по закону, который и добился объявления о смерти; если же впоследствии будет найдено завещание, то наследнику по завещанию принадлежит право требовать наследство для себя.

Объявление кого-либо умершим касается его семейного положения так же, как и его имущественных отношений. Оно имеет своим последствием освобождение от отеческой власти и прекращение брака.

6. При саксонской системе спорным является вопрос, следует ли считать безвестно отсутствующего умершим с момента объявления его таковым или, допуская обратное действие, еще со времени достижения им семидесятилетнего возраста. Следовательно, здесь идет вопрос о том, имеет ли объявление лица умершим конститутивное или декларативное значение, или, как говорится, действует ли оно ex nunc или ex tunc[1][2].

7. Постановление суда создает одну лишь презумпцию смерти безвестно отсутствующего. Эта презумпция теряет свою силу, как только обнаруживается действительное положение дела. Последнее для своего признания уже не требует нового постановления.

На этом основании признанный умершим, раз он докажет неверность постановления, может потребовать возвращения всего своего имущества от тех, в чьих руках оно находится. Ему нельзя отказать в универсальном иске, аналогичном с иском о наследстве, направленным против лиц, захвативших его имущество в качестве наследников[3].

  1. Bruns, привед. сочин., стр. 176.
  2. За чисто декларативную природу судебного объявления стоит большинство писателей, именно Bruns, привед. сочин., стр. 199; Stobbe, т. 1, § 38, прим. 42; Windscheid, т. 1, § 53. Противный взгляд защищает Gesterding: Ausbeute von Nachforschungen, т. 1, стр. 342. Он находил сочувствие и среди практиков; см. Bruns, привед. сочин., стр. 199, Roth: Deutsches Privatrecht, т. 1, § 61, прим. 119 след.
  3. Кто на основании объявления без вести отсутствующего умершим завладел оставшимся имуществом, как наследник, тот отвечает только в пределах обогащения; лишь в том случае, если неосновательность объявления ему было известно, он должен вернуть все то, чем он вообще завладел. См. Roth: Deutsches Privatrecht, т. 1, § 61, прим. 140 и след.