Страница:Дернбург. Пандекты. Т. I (1906).djvu/132

Эта страница была вычитана
— 117 —

направлено против блага данного государства или его подданных, или когда оно находится в таком противоречии с идеей справедливости, которое оскорбляет правовое чувство, господствующее в туземном праве. Напр., право почти всех европейских государств не признает рабства даже у проезжающих через их территории иностранцев[1].

В общегерманском праве, как и у всех европейских народов за правило принят принцип территориальности[2], т. е. круг действия права ограничен отношениями, принадлежащими данной территории. Это согласно с существом дела — aequitas, и отвечает общей пользе. Так как за границей действует иностранное право, то подданные этих стран должны им руководствоваться, и им же должны определяться все тамошние правовые отношения. Если такие правоотношения поступают на судебное разрешение в наше государство, применение к ним нашего права окажется несправедливым и произвольным. Но раз мы будем гарантировать иностранцам в известных случаях применение их права, то в силу естественно устанавливающейся взаимности это должно послужить на пользу и нашим подданным за границей[3].

В этом смысле мы и говорим о международном частном праве. Для действия в пределах отдельного государства, оно вступает формально в силу путем ясно выраженной воли этого государства, содержание же его в главных чертах выработалось

  1. По закону о введении в действие гражд. улож. для герман. империи применение иностранного закона исключается, если оно противоречит добрым нравам и „целям, преследуемым каким-либо германским законом“; ср. Kahn в Jherings Jabrb., т. 39, стр. 1, Zitelmann, привед. сочин., т. 1, стр. 334.
  2. Это положение применяется как по отношению к различным правам, действующим внутри одного и того же государства, так и относительно законов различных государств. Впрочем, по C. Р. O., § 293 установлена разница, заключающаяся в том, что местный судья уже в силу своей должности обязан знать право, действующее в его государстве, хотя бы и в другом округе; напр., прусский судья, судящий по общегерманскому праву, обязан знать право прусского земского уложения. Право же, действующее в другом государстве, равно как и обычное право судье разрешается не знать; ему предоставляется официально наводить соответствующие справки; см. выше § 28, прим. 5. Имперский суд обязан по должности знать все права, действующие в пределах германской империи.
  3. Эти идеи успешно защищал Savigny: System, т. 8, стр. 8 и след.