Открыть главное меню

Страница:Двадцатое столетие. Электрическая жизнь (Робида, пер. Ранцова, 1894).djvu/267

Эта страница была вычитана

быть можетъ, наиболѣе тягостной и невыносимой. Иго ея давитъ неустанно, безъ передышки, несчастную свою жертву…

Злополучный Арсенъ Мареттъ знаетъ это какъ нельзя лучше по собственному опыту.

Странно, однако, что всѣ эти образы царицъ, фаворитокъ, вельможныхъ дамъ и простыхъ крестьянокъ, съ Елены Прекрасной до г-жи Помпадуръ включительно, обладаютъ замѣчательнымъ сходствомъ съ г-жею Мареттъ въ томъ возрастѣ, въ которомъ она была назадъ тому тридцать два года передъ своимъ бѣгствомъ изъ-подъ супружескаго крова и какою постоянно вспоминаетъ ее себѣ обиженный и огорченный супругъ. Оказывается, что даже первая изъ всѣхъ женщинъ, Ева, была все тою-же г-жею Мареттъ — недурненькою блондинкой съ томными глазками. Гордая Семирамида — опять-таки г-жа Мареттъ, безпощадно стремящаяся къ деспотичесной власти! Фредегонда — разсерженная г-жа Мареттъ, готовая выцарапать глаза мужу, или пустить въ него тарелкой. Маргарита Бургундская, — вылитая г-жа Мареттъ. Марія Стюартъ, обладавшая язычкомъ, острымъ, какъ бритва, и за смертью своихъ мужей досаждавшая имъ Елизаветѣ Англійской — опять-таки оказывалась г-жею Мареттъ, съумѣвшей превратить медовый мѣсяцъ въ уксусный съ помощью словесныхъ обидъ, нанесенныхъ мужу. Даже Екатерина Медичи, обладавшая страшнымъ искусствомъ составлять самые утонченные яды и смертоноснѣйшіе элексиры краткой жизни — опять-таки напоминала г-жу Мареттъ, приказавшую однажды подать гостямъ ея мужа — важнымъ государственнымъ сановникамъ — вино, смѣшанное съ минеральной водою Гуніяди-яносъ!..

Да, всѣ эти женщины, съ первой и до послѣдней, какъ двѣ капли воды, походятъ на грозную г-жу Мареттъ… Всѣ онѣ являются какъ-бы отраженіями роковой неотвязной блондинки, терзавшей Арсена Маретта сперва на яву, а теперь мучающей его во снѣ.

Сливая такимъ образомъ воедино личныя свои, еще болѣзненныя, воспоминанія съ историческими фактами, Арсенъ Мареттъ видитъ, какъ проходятъ передъ нимъ въ строгой послѣдовательности всѣ главы значительно подвинувшагося уже впередъ научнаго его труда, историческій отдѣлъ котораго завершается философскимъ. Логическая цѣпь выводовъ побѣдо-