Открыть главное меню

Страница:Двадцатое столетие. Электрическая жизнь (Робида, пер. Ранцова, 1894).djvu/265

Эта страница была вычитана

„Исторіи непріятностей, причиненныхъ мужчинѣ женщиной“, дремлетъ, размышляя объ этомъ твореніи, долженствующемъ увѣнчать его карьеру и воздвигнуть его славу на прочномъ фундаментѣ. Передъ нимъ проходитъ въ волшебной грезѣ вереница выдающихся женщинъ всѣхъ временъ и народовъ, — женщинъ, которыя пагубной своей красотой, или не менѣе пагубнымъ умомъ, столь часто вліяли на ходъ событій и судьбы царствъ, — женщинъ, которыя, по убѣжденію Арсена Маретта, всегда и вездѣ оказывались не только своими недостатками, но даже и достоинствами, въ большей или меньшей степени зловредными для спокойствія народовъ.

Вотъ является передъ нимъ на разсвѣтѣ историческихъ временъ Ева. Безполезно было бы напоминать виновность этой первой женщины передъ человѣчествомъ и всѣ неисчислимыя послѣдствія грѣха, въ который она вовлекла перваго мужчину! Это не мѣшаетъ русоволосой Евѣ предводить съ побѣдоносною улыбкой несмѣтнымъ сонмомъ красавицъ, рождавшихся на пагубу своимъ современникамъ и потомкамъ. Въ числѣ ихъ назовемъ: Семирамиду, Елену Прекрасную, Клеопатру, и множество другихъ царицъ и принцессъ, безжалостно тиранствовавшихъ надъ благодушными вѣнценосными своими супругами. Тутъ были также ревнивыя невѣсты, заливавшія потоками крови владѣнія злополучныхъ мирныхъ государей, — грозныя меровингскія королевы, — гордыя средневѣковыя герцогини, вовлекавшія Францію въ опустошительныя войны и, наконецъ, фаворитки королей, умѣвшія своими интригами или даже просто коварной игрою хорошенькихъ глазокъ, нѣжно оттѣненныхъ длинными рѣсницами, вызывать пагубныя международныя войны!..

Тутъ-же вокругъ этихъ историческихъ фигуръ толпились женщины всѣхъ временъ и народовъ, не игравшія исторической роли. Вынужденныя довольствоваться ограниченной сферой частной жизни, — не имѣя возможности терзать и мучить цѣлые народы, губить и ниспровергать государства, — онѣ должны были удовлетвориться домашней тираніей, доведенной, если можно такъ выразиться, до художественной утонченности…

Эта мелочная тиранія, проявляющаяся на сравнительно ничтожной аренѣ домашняго очага, въ рамкахъ четырехъ стѣнъ квартиры, или даже одной комнаты, хотя и не раскидывается отъ одной границы обширнаго царства до другой, но является,