Открыть главное меню

Страница:Двадцатое столетие. Электрическая жизнь (Робида, пер. Ранцова, 1894).djvu/226

Эта страница была вычитана

сквозь полуотворенную дверь, но не увидѣлъ въ кабинетѣ даже и тѣни красавицы, плѣнившейся Сюльфатеномъ. Оказалось, что онъ слушаетъ сладкія рѣчи фонографа, стоявшаго у него на письменномъ столѣ.

— Вы, разумѣется, поспѣшно ретировались?

— Какъ-бы не такъ! Напротивъ того, я вошелъ. Сюльфатенъ, словно внезапно пробужденный отъ чарующей грезы, поспѣшно остановилъ фонографъ и сказалъ обычнымъ невозмутимо серьезнымъ тономъ: „Опять фонограмма изъ Чикаго. Тамошняя академія наукъ сообщаетъ снова нѣкоторыя возраженія по поводу сдѣланныхъ нами за послѣднее время примѣненій электричества. Эти американскіе ученые, съ позволенія сказать, настоящіе ослы!“ Признаться, мнѣ было не легко сохранить надлежащій декорумъ. Я невольно подумалъ о томъ, что у этихъ американскихъ ученыхъ очень пріятные и нѣжные голоса. Во всякомъ случаѣ теперь мы посмѣемся вдоволь. Пойдемте-ка въ кабинетъ къ Сюльфатену! Я подготовилъ ему тамъ маленькій сюрпризъ.

— Что же такое вы сдѣлали?

Жоржъ остановился на порогѣ лабораторіи.

— Дѣйствительно, обдумавъ хорошенько, я зашелъ, пожалуй, уже слишкомъ далеко…

— Какимъ это образомъ?

— Признаться, я позволилъ себѣ отчасти даже неделикатность. Пользуясь тѣмъ, что Сюльфатенъ отвернулся, я похитилъ у него фонографическое клише объясненій американскаго ученаго и…

— И что же?

— Приказалъ воспроизвести его въ ста пятидесяти экземплярахъ, которые и размѣстилъ въ фонографахъ нашей химической обсерваторіи, соединивъ всѣ вмѣстѣ электрическимъ проводникомъ. Теперь все у меня тамъ, какъ говорится, начеку. Самъ Сюльфатенъ, усаживаясь въ кресло, замкнетъ токъ, и сто пятьдесятъ фонографовъ повторятъ ему то самое, что говорилъ тогда американскій ученый!

— Боже мой, что вы сдѣлали! Бѣдняжка Сюльфатенъ! Скорѣе отымите проволоку!..

Жоржъ еще колебался.

— Вы тоже думаете, что я зашелъ уже слишкомъ да-