Открыть главное меню

Страница:Двадцатое столетие. Электрическая жизнь (Робида, пер. Ранцова, 1894).djvu/181

Эта страница была вычитана

изъ концентрированной бумажной массы, приготовленной подъ такимъ давленіемъ, при которомъ она становится тверже стали и, въ сравнительно тонкихъ листахъ, сопротивляется лучше камня вліянію непогодъ. Этимъ достигается, между прочимъ, также и большой выигрышъ мѣста. Несомнѣнно, что такому картону предстоитъ громадная роль въ архитектурѣ будущаго. Впрочемъ, уже и въ нынѣшнихъ сооруженіяхъ избѣгаютъ, вообще говоря, употребленія прежнихъ тяжелыхъ строительныхъ матеріаловъ. Камень почти не идетъ уже болѣе на постройки. Въ монументальныхъ зданіяхъ мѣсто его заступаетъ пирогранитъ, литыя массы котораго обладаютъ несравненно большей силой сопротивленія чѣмъ настоящій гранитъ и примѣняются на многія тысячи разныхъ способовъ къ украшенію фасадовъ. Къ желѣзу прибѣгаютъ лишь въ сравнительно рѣдкихъ случаяхъ, когда требуются особенно прочныя подпоры въ видѣ устоевъ или колоннъ. Вообще же для обыкновенныхъ построекъ идутъ по преимуществу картонъ и стекло, отлитое въ громадныя лещади. Изъ нихъ устроиваются теперь прозрачныя стѣны, доставляющія въ изобиліи свѣтъ въ парадные аппартаменты.

Большіе магазины, а также зданія нѣкоторыхъ общественныхъ учрежденій, какъ, напримѣръ, банковъ, строятся въ настоящее время исключительно изъ стекла. Благодаря успѣхамъ промышленности оказывается теперь возможнымъ отливать изъ одного куска цѣлыя зданія кубической формы, имѣющія до десяти саженъ въ каждую сторону, съ внутренними перегородками для отдѣльныхъ конторъ. Точно также отливаютъ изъ одного куска довольно большіе павильоны.

Филоксенъ Лоррисъ рѣшился сдѣлать изъ купленнаго имъ столь живописно расположеннаго домика образецъ научнаго внутренняго устройства. Задача эта была возложена великимъ ученымъ на управляющаго департаментомъ инженеръ-строителей его конторы. Жоржъ Лоррисъ представилъ свои соображенія и планы, вообще говоря, солидарные съ соображеніями и планами Эстеллы, а слѣдовательно и ея мамаши, г-жи Лакомбъ, но Филоксенъ не стѣснялся игнорировать ихъ, или-же измѣнять до того, что въ концѣ-концовъ самъ Жоржъ не могъ ихъ узнать. Во всякомъ случаѣ результаты получились изумительные.