Открыть главное меню

Страница:Двадцатое столетие. Электрическая жизнь (Робида, пер. Ранцова, 1894).djvu/171

Эта страница была вычитана

 

Все кругомъ этого замка на необъятное разстояніе принадлежитъ Мальбуке, который, благодаря обаянію своихъ милліардовъ, сдѣлался сперва графомъ римской имперіи, а затѣмъ, сравнительно недавно, возведенъ въ герцогское достоинство. Въ громадномъ помѣстьѣ Мальбуке, которое признано обѣими палатами особымъ герцогствомъ, ему принадлежатъ безраздѣльно и земля и ея обыватели, закованные въ невидимыя, но какъ нельзя болѣе прочныя цѣпи настоящаго рабства.

Домикъ, купленный Филоксеномъ Лоррисомъ у одного изъ этихъ властныхъ бароновъ денежнаго мѣшка и промышленности, окруженный другими домами, отличавшимися такою-же вавилонской роскошью и служившими городской резиденціей столь-же вліятельныхъ тузовъ, передѣлывался теперь сверху до низу для сына великаго инженера. Новѣйшія изобрѣтенія и примѣненія современной науки должны были водворить тамъ научный комфортъ, вполнѣ достойный просвѣщеннаго вѣка, въ которомъ мы имѣемъ счастье жить и по возможности достойный самого великаго Филоксена Лорриса.

О сколько-нибудь обширныхъ садахъ разумѣется не могло быть и рѣчи. Въ Парижѣ вѣдь такъ мало свободнаго мѣста! Пришлось ограничиться поэтому простою рамкой зелени, окаймлявшей различныя зданія. За то всѣ терассы, платформы передъ окнами и балконы были превращены въ дремучіе лѣса, разумѣется, въ томъ видѣ, въ какомъ представляется настоящій лѣсъ, когда на него смотрѣть въ бинокль съ конца, противуположнаго окуляру. Это были модные теперь лѣса и рощи японскихъ карликовыхъ деревъ.

Дѣло въ томъ, что тѣснота и давка обнаруживаются теперь не въ одномъ лишь Парижѣ. Злополучный нашъ земной шаръ до того переполненъ населеніемъ, — на его биткомъ набитыхъ материкахъ остается такъ мало свободнаго мѣста, что поневолѣ приходится прибѣгать ко всевозможнымъ уловкамъ и передержкамъ, чтобъ сохранить себѣ по крайней мѣрѣ иллюзію свободы и простора.

Васъ манитъ тѣнистый лѣсъ съ вѣковыми дубами, широко раскидывающими могучія вѣтви, переплетающими свои корни, словно стаи змѣй, и гордо воздымающими къ небу густолиственныя свои кроны! — Быть можетъ, вы предпочитаете фантастическія сосны съ взъерошенными иглами, цѣпляющіяся за