Страница:Гумилёв - Костёр (1922).djvu/38

Эта страница выверена



«О, Боже, — вскричалъ я въ тревогѣ, — что, если
Страна эта истинно родина мнѣ?
Не здѣсь ли любилъ я и умеръ не здѣсь ли,
Въ зеленой и солнечной этой странѣ?»

И понялъ, что я заблудился навѣки
Въ слѣпыхъ переходахъ пространствъ и временъ,
А гдѣ-то струятся родимыя рѣки,
Къ которымъ мнѣ путь навсегда запрещенъ.


Тот же текст в современной орфографии


«О, Боже, — вскричал я в тревоге, — что, если
Страна эта истинно родина мне?
Не здесь ли любил я и умер не здесь ли,
В зеленой и солнечной этой стране?»

И понял, что я заблудился навеки
В слепых переходах пространств и времен,
А где-то струятся родимые реки,
К которым мне путь навсегда запрещен.