Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/96

Эта страница была вычитана
— 86 —

иногда слуги жаловались, что господа недостаточно бьютъ ихъ. Они думаютъ, что господа ими недовольны, и что если ихъ не бьютъ, то это знакъ немилости.

Тот же текст в современной орфографии

иногда слуги жаловались, что господа недостаточно бьют их. Они думают, что господа ими недовольны, и что если их не бьют, то это знак немилости.

О ПОСѢЩЕНІИ ЧУЖАГО ДОМА.

Въ каждомъ домѣ и въ каждомъ покоѣ, на самомъ почетномъ мѣстѣ ставятъ изображенія святыхъ, писанныя или литыя. Когда кто либо приводитъ къ другому, то, вошедши въ комнату, тотчасъ снимаетъ шапку и ищетъ глазами, гдѣ образъ; увидѣвъ его, трижды знаменуется крестомъ и, наклоняя голову, говоритъ: Господи, помилуй. Потомъ здоровается съ хозяиномъ словами: Дай Богъ здоровья. Затѣмъ, взявшись за руку, они цѣлуются и наклоняютъ готовы; потомъ тотчасъ взглядываютъ другъ на друга, чтобы видѣть, кто изъ нихъ ниже поклонился; и такимъ образомъ, три или четыре раза поперемѣнно наклоняютъ головы, оказывая другъ другу честь и какъ бы споря въ этомъ между собою. Послѣ того садятся, и гость, окончивъ свое дѣло, выходитъ прямо на середину комнаты, обращаетъ лице къ образу, снова крестится три раза и, наклоняя голову, повторяетъ прежнія слова. Потомъ, обмѣнявшись прежними привѣтствіями, онъ уходитъ. Если это человѣкъ довольно важный, то хозяинъ слѣдуетъ за нимъ до лѣстницы; если познатнѣе, то онъ провожаетъ дальше, наблюдая мѣру такимъ образомъ по достоинству каждаго. У нихъ соблюдаются удивительныя церемоніи: человѣку съ небольшимъ состояніемъ нельзя въѣзжать на лошади въ ворота дома какого нибудь вельможи. Для людей бѣдныхъ и неизвѣстныхъ труденъ доступъ даже къ обыкновеннымъ дворянамъ: тѣ весьма рѣдко показываются въ публику съ тою цѣлью, чтобы сохранить болѣе вѣсу и уваженія, къ себѣ. Ибо ни одинъ благородный, немного побогаче, не пройдетъ пѣшкомъ черезъ четыре или пять домовъ, если за нимъ не слѣдуетъ лошадь. Въ зимнее же время имъ нельзя употреблять безъ опасности своихъ неподкованныхъ лошадей но причинѣ гололедицы, и когда они собираются или во дворецъ князя, или въ храмъ божій то обыкновенно оставляютъ лошадей дома.

У себя, въ домахъ, господа обыкновенно сидятъ и рѣдко или даже никогда не разсуждаютъ о чемъ либо прохаживаясь. Они весьма удивлялись, когда увидѣли, что мы прохаживались

Тот же текст в современной орфографии
О ПОСЕЩЕНИИ ЧУЖОГО ДОМА.

В каждом доме и в каждом покое, на самом почетном месте ставят изображения святых, писанные или литые. Когда кто-либо приводит к другому, то, вошедши в комнату, тотчас снимает шапку и ищет глазами, где образ; увидев его, трижды знаменуется крестом и, наклоняя голову, говорит: Господи, помилуй. Потом здоровается с хозяином словами: Дай Бог здоровья. Затем, взявшись за руку, они целуются и наклоняют готовы; потом тотчас взглядывают друг на друга, чтобы видеть, кто из них ниже поклонился; и таким образом, три или четыре раза попеременно наклоняют головы, оказывая друг другу честь и как бы споря в этом между собою. После того садятся, и гость, окончив свое дело, выходит прямо на середину комнаты, обращает лице к образу, снова крестится три раза и, наклоняя голову, повторяет прежние слова. Потом, обменявшись прежними приветствиями, он уходит. Если это человек довольно важный, то хозяин следует за ним до лестницы; если познатнее, то он провожает дальше, наблюдая меру таким образом по достоинству каждого. У них соблюдаются удивительные церемонии: человеку с небольшим состоянием нельзя въезжать на лошади в ворота дома какого нибудь вельможи. Для людей бедных и неизвестных труден доступ даже к обыкновенным дворянам: те весьма редко показываются в публику с тою целью, чтобы сохранить более весу и уважения, к себе. Ибо ни один благородный, немного побогаче, не пройдет пешком через четыре или пять домов, если за ним не следует лошадь. В зимнее же время им нельзя употреблять без опасности своих неподкованных лошадей но причине гололедицы, и когда они собираются или во дворец князя, или в храм божий то обыкновенно оставляют лошадей дома.

У себя, в домах, господа обыкновенно сидят и редко или даже никогда не рассуждают о чём-либо прохаживаясь. Они весьма удивлялись, когда увидели, что мы прохаживались