Открыть главное меню

Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/94

Эта страница была вычитана
— 84 —

ихъ ни въ какой схваткѣ и не выпадаетъ изъ рукъ. Имъ большею частью пользуются они въ пѣшемъ бою.

Начинаютъ бой сперва пикою, потомъ употребляютъ въ дѣло другія оружія. Въ продолженіи многихъ лѣтъ московиты, бившіеся съ иностранцами, съ германцами, поляками или литовцами, большею частью были побуждаемы. Когда же, весьма недавно, одинъ литвинъ, 26 лѣтъ отъ роду, былъ убитъ на поединкѣ съ однимъ московитомъ, который вышелъ побѣдителемъ болѣе чѣмъ изъ двадцати поединковъ; то князь разгнѣвался и приказалъ немедленно призвать его, чтобы на него посмотрѣть. Увидѣвъ его, онъ плюнулъ на землю и постановилъ впредь не назначать поединка между иноземцемъ и своимъ подданнымъ. Московиты множествомъ различнаго оружія скорѣе обременяютъ себя, чѣмъ защищаютъ; чужеземцы же сражаются болѣе подъ защитой своего искусства, чѣмъ оружія. Они преимущественно опасаются схватываться въ рукопашную, ибо знаютъ, что московиты очень сильны руками и мышцами, — и обыкновенно побѣждаютъ ихъ, утомивъ наконецъ постоянствомъ и проворствомъ. Обѣ стороны имѣютъ много друзей и доброжелателей, которые смотрятъ на поединокъ, не имѣя при себѣ никакого оружія, кромѣ дубинъ, которыми они отъ времени до времени и пользуются. Ибо, если доброжелатели одного изъ бойцовъ увидятъ, что ему дѣлается какая нибудь обида, то тотчасъ бѣгутъ для отраженія этой обиды; тоже дѣлаетъ и другая сторона, — и такимъ образомъ между ними происходитъ схватка, интересная для зрителей, потому что дерутся въ потасовку, кулаками, батогами и дубинами съ обозженнымъ концемъ.

Свидѣтельство одного человѣка изъ благороднаго сословія значитъ болѣе, чѣмъ свидѣтельство многихъ людей низкаго состоянія. Очень рѣдко допускаются повѣренные: каждый излагаетъ свое дѣло самъ. Хо я князь весьма строгъ, тѣмъ не менѣе однако все правосудіе продажно, и что почти явно. Я слышалъ, что одинъ изъ совѣтниковъ, который завѣдывалъ судами, былъ уличенъ въ томъ, что въ какомъ-то дѣлѣ принялъ подарки отъ обѣихъ сторонъ и рѣшить дѣло въ пользу того, кто больше даль. Когда на него донесли князю, онъ не отвергалъ этого, и говорилъ, что тогъ, въ пользу котораго онъ рѣшилъ дѣло, человѣкъ богаты}, занимаетъ почетное положеніе въ обществѣ, и потому ему должно вѣрить болѣе, чѣмъ этому

Тот же текст в современной орфографии

их ни в какой схватке и не выпадает из рук. Им большею частью пользуются они в пешем бою.

Начинают бой сперва пикою, потом употребляют в дело другие оружия. В продолжении многих лет московиты, бившиеся с иностранцами, с германцами, поляками или литовцами, большею частью были побуждаемы. Когда же, весьма недавно, один литвин, 26 лет от роду, был убит на поединке с одним московитом, который вышел победителем более чем из двадцати поединков; то князь разгневался и приказал немедленно призвать его, чтобы на него посмотреть. Увидев его, он плюнул на землю и постановил впредь не назначать поединка между иноземцем и своим подданным. Московиты множеством различного оружия скорее обременяют себя, чем защищают; чужеземцы же сражаются более под защитой своего искусства, чем оружия. Они преимущественно опасаются схватываться в рукопашную, ибо знают, что московиты очень сильны руками и мышцами, — и обыкновенно побеждают их, утомив наконец постоянством и проворством. Обе стороны имеют много друзей и доброжелателей, которые смотрят на поединок, не имея при себе никакого оружия, кроме дубин, которыми они от времени до времени и пользуются. Ибо, если доброжелатели одного из бойцов увидят, что ему делается какая нибудь обида, то тотчас бегут для отражения этой обиды; тоже делает и другая сторона, — и таким образом между ними происходит схватка, интересная для зрителей, потому что дерутся в потасовку, кулаками, батогами и дубинами с обожженным концом.

Свидетельство одного человека из благородного сословия значит более, чем свидетельство многих людей низкого состояния. Очень редко допускаются поверенные: каждый излагает свое дело сам. Хо я князь весьма строг, тем не менее однако всё правосудие продажно, и что почти явно. Я слышал, что один из советников, который заведовал судами, был уличен в том, что в каком-то деле принял подарки от обеих сторон и решить дело в пользу того, кто больше даль. Когда на него донесли князю, он не отвергал этого, и говорил, что тог, в пользу которого он решил дело, человек богаты}, занимает почетное положение в обществе, и потому ему должно верить более, чем этому