Открыть главное меню

Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/85

Эта страница была вычитана
— 75 —

другаго. Любовь супруговъ по большей части холодна, преимущественно у благородныхъ и знатныхъ, потому что они женятся на дѣвушкахъ, которыхъ никогда прежде не видали, а потомъ, занятые службой князя, принуждены оставлять ихъ, оскверняя себя гнуснымъ распутствомъ на сторонѣ.

Положеніе женщинъ самое жалкое. Ибо они ни одну женщину не считаютъ честною, если она не живетъ заключившись дома, и если ее не стерегутъ такъ, что она никогда не показывается въ публику. Они почитаютъ, говорю я. мало цѣломудренною ту женщину, которую видятъ чужіе и посторонніе. Заключенныя дома, женщины занимаются только пряжей. Всѣ домашнія работы дѣлаются руками рабовъ. Что задушено руками женщины, — курица или какое нибудь другое животное, — тѣмъ они гнушаются, какъ нечистымъ. У бѣднѣйшихъ жены исправляютъ домашнія работы и стряпаютъ. Впрочемъ, желая въ отсутствіи мужей и рабовъ зарѣзать курицу, онѣ выходятъ за ворота, держа курицу или другое животное и ножъ, и упрашиваютъ проходящихъ мущинъ, чтобы они убили сами.

Весьма рѣдко пускаютъ ихъ въ церковь и еще рѣже въ общество друзей, развѣ только онѣ очень стары и уже нѣтъ мѣста никакому подозрѣнію. Однако въ извѣстные дни, посвященные веселью, они позволяютъ женамъ и дочерямъ сходиться для забавы на пріятныхъ лугахъ: тамъ, сидя на какомъ-то колесѣ, на подобіе колеса Фортуны, онѣ то поднимаются вверхъ, то опускаются внизъ; или по другому, вѣшаютъ веревку, садятся на нее, ихъ подталкиваютъ, и онѣ качаются взадъ и впередъ; или наконецъ забавляются нѣкоторыми извѣстными пѣснями, ударяя въ ладоши, а плясокъ вовсе не водятъ никакихъ. Въ Московіи есть одинъ нѣмецъ, кузнецъ, по имени Іорданъ, который женился на русской. Поживши нѣсколько времени съ мужемъ, жена однажды сказала ему ласково: «Почему ты, дражайшій супругъ, не любишь меня?» Мужъ отвѣчалъ: «Напротивъ того, очень я люблю тебя.» — «Я еще не имѣю, сказала она знаковъ твоей любви». Мужъ спрашивалъ, какихъ знаковъ хочетъ она? Жена ему отвѣчала: «Ты никогда меня не билъ.» — «По правдѣ, побои не казались мнѣ знаками любви, сказалъ мужъ; но однако и съ этой стороны я буду исправенъ.» И такимъ образомъ, не много спустя онъ ее жестоко побилъ и признавался мнѣ, что послѣ этого жена стала любить его гораздо больше. Это онъ повторялъ потомъ очень часто и на-

Тот же текст в современной орфографии

другого. Любовь супругов по большей части холодна, преимущественно у благородных и знатных, потому что они женятся на девушках, которых никогда прежде не видали, а потом, занятые службой князя, принуждены оставлять их, оскверняя себя гнусным распутством на стороне.

Положение женщин самое жалкое. Ибо они ни одну женщину не считают честною, если она не живет заключившись дома, и если ее не стерегут так, что она никогда не показывается в публику. Они почитают, говорю я. мало целомудренною ту женщину, которую видят чужие и посторонние. Заключенные дома, женщины занимаются только пряжей. Все домашние работы делаются руками рабов. Что задушено руками женщины, — курица или какое нибудь другое животное, — тем они гнушаются, как нечистым. У беднейших жены исправляют домашние работы и стряпают. Впрочем, желая в отсутствии мужей и рабов зарезать курицу, они выходят за ворота, держа курицу или другое животное и нож, и упрашивают проходящих мужчин, чтобы они убили сами.

Весьма редко пускают их в церковь и еще реже в общество друзей, разве только они очень стары и уже нет места никакому подозрению. Однако в известные дни, посвященные веселью, они позволяют женам и дочерям сходиться для забавы на приятных лугах: там, сидя на каком-то колесе, на подобие колеса Фортуны, они то поднимаются вверх, то опускаются вниз; или по другому, вешают веревку, садятся на нее, их подталкивают, и они качаются взад и вперед; или наконец забавляются некоторыми известными песнями, ударяя в ладоши, а плясок вовсе не водят никаких. В Московии есть один немец, кузнец, по имени Йордан, который женился на русской. Поживши несколько времени с мужем, жена однажды сказала ему ласково: «Почему ты, дражайший супруг, не любишь меня?» Муж отвечал: «Напротив того, очень я люблю тебя.» — «Я еще не имею, сказала она знаков твоей любви». Муж спрашивал, каких знаков хочет она? Жена ему отвечала: «Ты никогда меня не бил.» — «По правде, побои не казались мне знаками любви, сказал муж; но однако и с этой стороны я буду исправен.» И таким образом, не много спустя он ее жестоко побил и признавался мне, что после этого жена стала любить его гораздо больше. Это он повторял потом очень часто и на-