Открыть главное меню

Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/78

Эта страница была вычитана
— 68 —

казалъ снести его по лѣстницѣ на носилкахъ и всегда потомъ носить вверхъ и внизъ.

Преимущественная забота духовныхъ состоитъ въ томъ, чтобы всѣхъ приводить въ свою вѣру. Монахи-отшельники уже давно обратили въ христіанскую вѣру большую часть идолопоклонниковъ, издавна и часто проповѣдуя у нихъ Слово Божіе. Даже и теперь отправляются они въ разныя страны, лежащія на сѣверъ и востокъ, куда достигаютъ только съ величайшимъ трудомъ и съ опасностью чести и жизни. Они не ждутъ и не желаютъ никакой отъ того выгоды, ибо, запечатлѣвая иногда ученіе Христово смертью, они стараются единственно только о томъ, чтобы сдѣлать угодное Богу, наставить на истинный путь души многихъ, совращенныхъ съ него заблужденіемъ, и пріобрѣсти ихъ Христу.

Важнѣйшій монастырь въ Московіи есть монастырь св. Троицы, отстоящій къ западу отъ города Москвы на 12 германскихъ миль. Говорятъ, что погребенный тамъ св. Сергій творитъ многія чудеса; удивительное стеченіе племенъ и народовъ съ благоговѣніемъ прославляетъ его. Туда ѣздитъ часто самъ князь, а народъ стекается ежегодно въ извѣстные дни и питается отъ щедротъ монастыря. Утверждаютъ, что тамъ есть мѣдный горшокъ, въ которомъ варятся извѣстныя кушанья, и по большей части огородныя овощи, — и мало ли, много ли народу придетъ въ монастырь, однако пищи всегда остается столько, что монастырскій причтъ можетъ быть сытъ, такъ что никогда нѣтъ ни недостатка, ни излишка.

Московиты хвалятся, что они одни только христіане, а насъ они осуждаютъ, какъ отступниковъ отъ первобытной церкви и древнихъ святыхъ установленій. Если какой нибудь человѣкъ нашей вѣры по доброй волѣ перейдетъ къ московитамъ, или же убѣжитъ къ нимъ противъ воли господина, какъ будто для того, чтобы выучиться ихъ вѣрѣ и принять ее; то они утверждаютъ, что не слѣдуетъ отсылать его или возвращать по требованію господина. Это я узналъ по одному странному случаю, который я и приведу здѣсь. Когда я ѣхалъ въ Московію, одинъ знатный краковскій обыватель поручилъ и почти противъ моей воли отдалъ мнѣ на руки нѣкоего Еразма, изъ почтенной фамиліи Бетмановъ, юношу образованнаго, но который былъ до того преданъ пьянству, что иногда напивался до безумія и принуждалъ меня своими частыми попойками са-

Тот же текст в современной орфографии

казал снести его по лестнице на носилках и всегда потом носить вверх и вниз.

Преимущественная забота духовных состоит в том, чтобы всех приводить в свою веру. Монахи-отшельники уже давно обратили в христианскую веру большую часть идолопоклонников, издавна и часто проповедуя у них Слово Божие. Даже и теперь отправляются они в разные страны, лежащие на север и восток, куда достигают только с величайшим трудом и с опасностью чести и жизни. Они не ждут и не желают никакой от того выгоды, ибо, запечатлевая иногда учение Христово смертью, они стараются единственно только о том, чтобы сделать угодное Богу, наставить на истинный путь души многих, совращенных с него заблуждением, и приобрести их Христу.

Важнейший монастырь в Московии есть монастырь св. Троицы, отстоящий к западу от города Москвы на 12 германских миль. Говорят, что погребенный там св. Сергий творит многие чудеса; удивительное стечение племен и народов с благоговением прославляет его. Туда ездит часто сам князь, а народ стекается ежегодно в известные дни и питается от щедрот монастыря. Утверждают, что там есть медный горшок, в котором варятся известные кушанья, и по большей части огородные овощи, — и мало ли, много ли народу придет в монастырь, однако пищи всегда остается столько, что монастырский причт может быть сыт, так что никогда нет ни недостатка, ни излишка.

Московиты хвалятся, что они одни только христиане, а нас они осуждают, как отступников от первобытной церкви и древних святых установлений. Если какой нибудь человек нашей веры по доброй воле перейдет к московитам, или же убежит к ним против воли господина, как будто для того, чтобы выучиться их вере и принять ее; то они утверждают, что не следует отсылать его или возвращать по требованию господина. Это я узнал по одному странному случаю, который я и приведу здесь. Когда я ехал в Московию, один знатный краковский обыватель поручил и почти против моей воли отдал мне на руки некоего Еразма, из почтенной фамилии Бетманов, юношу образованного, но который был до того предан пьянству, что иногда напивался до безумия и принуждал меня своими частыми попойками са-