Открыть главное меню

Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/43

Эта страница была вычитана
— 31 —

дѣйствительными всѣ договоры. Хотя я не долженъ бы былъ нисколько безпокоиться объ этихъ рѣчахъ, какъ о несправедливыхъ и неправдоподобныхъ, однако я принужденъ опровергнуть ихъ не столько для себя, сколько для олагочестиваго и милостивѣйшаго моего государя, видя, какъ дерзко призываютъ ненависть на его блаженную память. Довольно извѣстно, что одно время существовала вражда между императоромъ Максимиліаномъ и Сигизмундомъ, королемъ польскимъ, именно когда Сигизмундъ женился на дочери Стефана, графа сцепузійскаго. Ибо нѣкоторые толковали, что это было сдѣлано для того, чтобы Іоаннъ, братъ невѣсты, могъ получить руку Анны дочери короля венгерскаго Владислава, черезъ вліяніе и посредство его брата Сигизмунда, — и черезъ то воспрепятствовать и уничтожить права наслѣдства на королевство венгерское, которыя принадлежали Максимиліану и его внукамъ. По этой причинѣ Максимиліанъ справедливо полагалъ, что ему полезно будетъ имѣть союзникомъ московскаго князя, постояннаго врага литовцевъ и поляковъ. Но послѣ того, какъ на сеймѣ въ Пресбургѣ Максимиліанъ и Владиславъ уговорились о бракѣ Анны, въ присутствіи и при содѣйствіи Сигизмунда, — съ этого времени всѣ подозрѣнія и несогласія были устранены и уничтожены, и Максимиліанъ гакъ крѣпко полюбилъ Сигизмунда, что не усумнился сказать (въ другомъ мѣстѣ мы также объ этомъ говорили), что онъ пойдетъ съ Сигизмундомъ въ рай и въ адъ. Хотя было время, когда Максимиліанъ искалъ союза съ московскимъ княземъ, но однако никогда не присвоивалъ ему царскаго титула, что легко можетъ быть доказано грамотами и печатями, обмѣненными съ обѣихъ сторонъ, если мое свидѣтельство, хотя справедливое и вѣрное, покажется кому недостаточнымъ. Для чего же бы московскій князь просилъ этого титула у императора Максимиліана, тогда какъ еще прежде нежели было между ними какое нибудь дѣло, онъ хотѣлъ видѣть себя не только равнымъ, но и высшимъ, ставя свое имя и титулъ въ рѣчахъ и на бумагѣ выше императорскаго, что даже нынѣ, какъ сказано, такъ упорно соблюдается? А послѣ моего возвращенія изъ Московіи онъ не употреблялъ царскаго титула даже въ перепискѣ съ польскимъ королемъ. Извѣстно же, что въ сношеніяхъ съ императоромъ или съ папой онъ называетъ себя царемъ и государемъ всей Руссіи. Даже и отъ названія императора не отказывается онъ, если присоеди-

Тот же текст в современной орфографии

действительными все договоры. Хотя я не должен бы был нисколько беспокоиться об этих речах, как о несправедливых и неправдоподобных, однако я принужден опровергнуть их не столько для себя, сколько для олагочестивого и милостивейшего моего государя, видя, как дерзко призывают ненависть на его блаженную память. Довольно известно, что одно время существовала вражда между императором Максимилианом и Сигизмундом, королем польским, именно когда Сигизмунд женился на дочери Стефана, графа сцепузийского. Ибо некоторые толковали, что это было сделано для того, чтобы Иоанн, брат невесты, мог получить руку Анны дочери короля венгерского Владислава, через влияние и посредство его брата Сигизмунда, — и через то воспрепятствовать и уничтожить права наследства на королевство венгерское, которые принадлежали Максимилиану и его внукам. По этой причине Максимилиан справедливо полагал, что ему полезно будет иметь союзником московского князя, постоянного врага литовцев и поляков. Но после того, как на сейме в Пресбурге Максимилиан и Владислав уговорились о браке Анны, в присутствии и при содействии Сигизмунда, — с этого времени все подозрения и несогласия были устранены и уничтожены, и Максимилиан гак крепко полюбил Сигизмунда, что не усомнился сказать (в другом месте мы также об этом говорили), что он пойдет с Сигизмундом в рай и в ад. Хотя было время, когда Максимилиан искал союза с московским князем, но однако никогда не присвоивал ему царского титула, что легко может быть доказано грамотами и печатями, обмененными с обеих сторон, если мое свидетельство, хотя справедливое и верное, покажется кому недостаточным. Для чего же бы московский князь просил этого титула у императора Максимилиана, тогда как еще прежде нежели было между ними какое нибудь дело, он хотел видеть себя не только равным, но и высшим, ставя свое имя и титул в речах и на бумаге выше императорского, что даже ныне, как сказано, так упорно соблюдается? А после моего возвращения из Московии он не употреблял царского титула даже в переписке с польским королем. Известно же, что в сношениях с императором или с папой он называет себя царем и государем всей Руссии. Даже и от названия императора не отказывается он, если присоеди-