Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/42

Эта страница была вычитана
— 30 —

и въ которомъ я видѣлъ прибавленіе обыкновенной формулы. Посылаемъ къ тебѣ нашего вѣрнаго совѣтника. Въ сношеніяхъ же съ королемъ польскимъ онъ употребляетъ такого рода титулъ: Великій Государь Василій, Божіею милостью Государь всей Руссіи и Великій Князь Владимірскій, Московскій, Новгородскій, Смоленскій, Тверской, Югорскій, Пермскій, Болгарскій, и пр., пропуская титулъ царя, потому что ни тотъ, ни другой изъ нихъ не удостоитъ принять грамоту другаго съ прибавленіемъ новаго титула. Это случилось даже въ нашу бытность въ Москвѣ, когда московскій князь насилу принялъ присланныя къ нему грамоты короля Сигизмунда, съ прибавленіемъ титула московскаго князя.

Нѣкоторые пишутъ, что московскій князь домогался отъ римскаго папы и отъ цесаря Максимиліана царскаго имени и титула. Это мнѣ кажется неправдоподобнымъ, преимущественно потому, что московскій князь ни одному человѣку такъ не враждебенъ какъ папѣ, котораго онъ удостоиваетъ только титула учителя. Цесаря же римскаго онъ почитаетъ не выше себя, какъ это явствуетъ изъ его грамотъ, въ которыхъ онъ свое имя ставитъ впереди императорскаго титула. Герцогъ (Dux) у нихъ называется княземъ (Knes), и они, какъ я сказалъ, никогда не имѣли другаго титула больше этого, и только прибавляли къ нему слово великій, ибо всѣ прочіе, которые имѣли только одно княжество, назывались князьями: которые же владѣли большимъ числомъ княжествъ и имѣли подъ своей властью другихъ князей, тѣ назывались великими князьями. Они не имѣютъ другой степени или достоинства, кромѣ бояръ, которые соотвѣтствуютъ, какъ я сказалъ выше, нашимъ дворянамъ или рыцарямъ. Въ Кроаціи знатнѣйшіе вельможи также называются князьями, — а у насъ, какъ и въ Венгріи, даютъ имъ только названіе графовъ (Comites).

Нѣкоторые знатные мужи не усомнились обратиться ко мнѣ съ укоромъ за то, что нынѣшній московскій князь обыкновенно ссылается на грамоты блаженной памяти Максимиліана, которыми присвоенъ царскій титулъ его отцу Гавріилу, который потомъ перемѣнилъ имя и по своему желанію сталъ называться Василіемъ. По словамъ этихъ людей, онъ утверждаетъ, что я привезъ къ нему эти грамоты. По этой причинѣ произошло то, что въ новѣйшихъ трактатахъ съ королемъ польскимъ, онъ захотѣлъ или называться царемъ, или считать не-

Тот же текст в современной орфографии

и в котором я видел прибавление обыкновенной формулы. Посылаем к тебе нашего верного советника. В сношениях же с королем польским он употребляет такого рода титул: Великий Государь Василий, Божиею милостью Государь всей Руссии и Великий Князь Владимирский, Московский, Новгородский, Смоленский, Тверской, Югорский, Пермский, Болгарский, и пр., пропуская титул царя, потому что ни тот, ни другой из них не удостоит принять грамоту другого с прибавлением нового титула. Это случилось даже в нашу бытность в Москве, когда московский князь насилу принял присланные к нему грамоты короля Сигизмунда, с прибавлением титула московского князя.

Некоторые пишут, что московский князь домогался от римского папы и от цесаря Максимилиана царского имени и титула. Это мне кажется неправдоподобным, преимущественно потому, что московский князь ни одному человеку так не враждебен как папе, которого он удостоивает только титула учителя. Цесаря же римского он почитает не выше себя, как это явствует из его грамот, в которых он свое имя ставит впереди императорского титула. Герцог (Dux) у них называется князем (Knes), и они, как я сказал, никогда не имели другого титула больше этого, и только прибавляли к нему слово великий, ибо все прочие, которые имели только одно княжество, назывались князьями: которые же владели большим числом княжеств и имели под своей властью других князей, те назывались великими князьями. Они не имеют другой степени или достоинства, кроме бояр, которые соответствуют, как я сказал выше, нашим дворянам или рыцарям. В Кроации знатнейшие вельможи также называются князьями, — а у нас, как и в Венгрии, дают им только название графов (Comites).

Некоторые знатные мужи не усомнились обратиться ко мне с укором за то, что нынешний московский князь обыкновенно ссылается на грамоты блаженной памяти Максимилиана, которыми присвоен царский титул его отцу Гавриилу, который потом переменил имя и по своему желанию стал называться Василием. По словам этих людей, он утверждает, что я привез к нему эти грамоты. По этой причине произошло то, что в новейших трактатах с королем польским, он захотел или называться царем, или считать не-