Открыть главное меню

Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/25

Эта страница была вычитана
— 13 —

раздѣлилъ области сыновьямъ: Ярополку (Jeropolchus) — Кіевъ, Олегу (Olega) — древлянъ, Владиміру (Vuolodimerus) — великій Новгородъ, такъ какъ сами новгородцы, побужденные одною женщиною, Добрынею (Dobrina), испрашивали въ князья Владиміра. Въ Новгородѣ былъ одинъ гражданинъ Калуфча (Calufza), по прозванію Малый, который имѣлъ двухъ дочерей: Добрыню и Малушу; Малуша была при теремѣ Ольги, и Святославъ прижилъ съ нею Владиміра. Устроивъ своихъ сыновей, Святославъ отправился въ Булгарію, осадилъ городъ Переяславецъ и взялъ его. Потомъ онъ объявилъ войну царямъ Василію и Константину. Но они черезъ пословъ просили мира и желали узнать сколько у него войска, обѣщаясь, но ложно, дать дань по числу войска. Узнавши число его воиновъ, они собрали войско. Когда сошлись оба войска, руссы устрашились многочисленности грековъ, и Святославъ, видя ихъ страхъ, сказалъ: «Руссы, такъ какъ я не вижу мѣста, которое бы могло принять насъ подъ свою защиту, а предать врагамъ землю русскую я никогда не думалъ, то рѣшено, что мы или умремъ или добудемъ славы, сражаясь противъ непріятелей. Ибо, если я паду, сражаясь мужественно, то пріобрѣту безсмертное имя; если же побѣгу, то вѣчное безчестіе, — и такъ какъ окруженному многочисленными врагами бѣжать нельзя, то я стану крѣпко, и въ первомъ ряду за отечество подставлю свою голову всѣмъ опасностямъ». Воины отвѣчали ему: «гдѣ твоя голова, тамъ и наши». Какъ только воины ободрились, онъ съ великимъ усиліемъ устремился на стоявшихъ противъ него враговъ и вышелъ побѣдителемъ. Когда онъ потомъ опустошалъ землю грековъ, то остальные греческіе князья умилостивляли его дарами; когда же онъ съ презрѣніемъ отвергъ золото и паволоки (Panadockmi), а принялъ одежды и оружіе, предложенныя ему греками во второй разъ: то народы Греціи, восхищенные такою его доблестью, собравшись къ своимъ царямъ говорили: И мы хотимъ быть подъ властью такого царя, который любитъ болѣе — не золото, а оружіе. Когда Святославъ приблизился къ Константинополю, греки откупились отъ него большою данью, и такимъ образомъ удалили его отъ границъ Греціи. Наконецъ, въ 6480 году отъ сотворенія міра, Куресъ, князь печенѣговъ (Pieczenigi), умертвилъ его изъ засады, и, сдѣлавъ изъ его черепа чашу съ золотою обдѣлкой, вырѣзалъ на пей надпись такого содержанія: «Ища чужаго, онъ поте-

Тот же текст в современной орфографии

разделил области сыновьям: Ярополку (Jeropolchus) — Киев, Олегу (Olega) — древлян, Владимиру (Vuolodimerus) — великий Новгород, так как сами новгородцы, побужденные одною женщиною, Добрынею (Dobrina), испрашивали в князья Владимира. В Новгороде был один гражданин Калуфча (Calufza), по прозванию Малый, который имел двух дочерей: Добрыню и Малушу; Малуша была при тереме Ольги, и Святослав прижил с нею Владимира. Устроив своих сыновей, Святослав отправился в Булгарию, осадил город Переяславец и взял его. Потом он объявил войну царям Василию и Константину. Но они через послов просили мира и желали узнать сколько у него войска, обещаясь, но ложно, дать дань по числу войска. Узнавши число его воинов, они собрали войско. Когда сошлись оба войска, руссы устрашились многочисленности греков, и Святослав, видя их страх, сказал: «Руссы, так как я не вижу места, которое бы могло принять нас под свою защиту, а предать врагам землю русскую я никогда не думал, то решено, что мы или умрем или добудем славы, сражаясь против неприятелей. Ибо, если я паду, сражаясь мужественно, то приобрету бессмертное имя; если же побегу, то вечное бесчестие, — и так как окруженному многочисленными врагами бежать нельзя, то я стану крепко, и в первом ряду за отечество подставлю свою голову всем опасностям». Воины отвечали ему: «где твоя голова, там и наши». Как только воины ободрились, он с великим усилием устремился на стоявших против него врагов и вышел победителем. Когда он потом опустошал землю греков, то остальные греческие князья умилостивляли его дарами; когда же он с презрением отверг золото и паволоки (Panadockmi), а принял одежды и оружие, предложенные ему греками во второй раз: то народы Греции, восхищенные такою его доблестью, собравшись к своим царям говорили: И мы хотим быть под властью такого царя, который любит более — не золото, а оружие. Когда Святослав приблизился к Константинополю, греки откупились от него большою данью, и таким образом удалили его от границ Греции. Наконец, в 6480 году от сотворения мира, Курес, князь печенегов (Pieczenigi), умертвил его из засады, и, сделав из его черепа чашу с золотою обделкой, вырезал на пей надпись такого содержания: «Ища чужего, он поте-