Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/212

Эта страница была вычитана
— 202 —

слать грамоту къ намъ черезъ нашихъ пословъ. Между тѣмъ вы обяжетесь клятвою, что вашъ король сдѣлаетъ и соблюдетъ все въ точности». Потомъ онъ взглянулъ на крестъ и трижды перекрестился, наклоняя столько же разъ голову и опуская руку почти до земли; потомъ подошелъ ближе, шевеля губами, какъ бы молился, отеръ уста полотенцемъ, отплюнулъ на землю, наконецъ поцѣловалъ крестъ и сперва коснулся имъ лба, потомъ обоихъ глазъ; отступивъ назадъ онъ снова перекрестился и сдѣлалъ поклонъ. Послѣ того онъ проситъ литовцевъ приблизиться и сдѣлать тоже. Прежде чѣмъ послы исполнили это, одинъ изъ нихъ, Богушъ, русскій родомъ, прочелъ записку, въ которой пространно излагалось принимаемое ими обязательство, но которая ничего или по крайней мѣрѣ мало содержала въ себѣ сверхъ вышесказаннаго; каждое его слово повторялъ его товарищъ Петръ, католикъ; также и намъ переводилъ это княжескій толмачь слово въ слово. Послѣ прочтенія записки, Петръ и Богушъ, въ присутствіи князя, по порядку цѣловали тотъ же крестъ. Послѣ чего князь сѣлъ и говорилъ такъ: <Вы видѣли, что мы оказали нашу справедливость брату нашему Сигизмунду, королю польскому, по особенной просьбѣ Климента, Карла и Фердинанда. И такъ скажите вашимъ государямъ, ты, Іоаннъ Францискъ, — папѣ, ты, графъ Леонардъ, — Карлу, и ты, Сигизмундъ, — Фердинанду, — что мы сдѣлали это по любви къ нимъ и для того, чтобы не проливалась христіанская кровь въ обоюдныхъ войнахъ. » Когда онъ высказалъ это въ длинной рѣчи, прибавляя обычные титулы, то мы въ свою очередь благодарили его за его особенную внимательность къ нашимъ государямъ и обѣщали тщательно выполнить его порученія. За тѣмъ онъ подозвалъ къ себѣ двухъ изъ своихъ знатнѣйшихъ совѣтниковъ и дьяковъ и объявилъ литовцамъ, что эти люди уже назначены послами къ королю польскому. Наконецъ, по его приказанію было принесено много бокаловъ, и онъ собственноручно подавалъ ихъ намъ, литовцамъ и даже каждому изъ нашихъ и изъ литовскихъ дворянъ. За тѣмъ, называя поименно пословъ литовскихъ, онъ говорилъ: «Что мы теперь совершаемъ, и что въ иное время вы узнали отъ нашихъ совѣтниковъ, — это вы изложите брату нашему королю Сигизмунду.» Послѣ этого, онъ всталъ и сказалъ: « Петръ, и ты, Богушъ, брату нашему Сигизмунду королю іюльскому и великому князю ли-

Тот же текст в современной орфографии

слать грамоту к нам через наших послов. Между тем вы обяжетесь клятвою, что ваш король сделает и соблюдет всё в точности». Потом он взглянул на крест и трижды перекрестился, наклоняя столько же раз голову и опуская руку почти до земли; потом подошел ближе, шевеля губами, как бы молился, отер уста полотенцем, отплюнул на землю, наконец поцеловал крест и сперва коснулся им лба, потом обоих глаз; отступив назад он снова перекрестился и сделал поклон. После того он просит литовцев приблизиться и сделать тоже. Прежде чем послы исполнили это, один из них, Богуш, русский родом, прочел записку, в которой пространно излагалось принимаемое ими обязательство, но которая ничего или по крайней мере мало содержала в себе сверх вышесказанного; каждое его слово повторял его товарищ Петр, католик; также и нам переводил это княжеский толмач слово в слово. После прочтения записки, Петр и Богуш, в присутствии князя, по порядку целовали тот же крест. После чего князь сел и говорил так: <Вы видели, что мы оказали нашу справедливость брату нашему Сигизмунду, королю польскому, по особенной просьбе Климента, Карла и Фердинанда. И так скажите вашим государям, ты, Иоанн Франциск, — папе, ты, граф Леонард, — Карлу, и ты, Сигизмунд, — Фердинанду, — что мы сделали это по любви к ним и для того, чтобы не проливалась христианская кровь в обоюдных войнах. » Когда он высказал это в длинной речи, прибавляя обычные титулы, то мы в свою очередь благодарили его за его особенную внимательность к нашим государям и обещали тщательно выполнить его поручения. За тем он подозвал к себе двух из своих знатнейших советников и дьяков и объявил литовцам, что эти люди уже назначены послами к королю польскому. Наконец, по его приказанию было принесено много бокалов, и он собственноручно подавал их нам, литовцам и даже каждому из наших и из литовских дворян. За тем, называя поименно послов литовских, он говорил: «Что мы теперь совершаем, и что в иное время вы узнали от наших советников, — это вы изложите брату нашему королю Сигизмунду.» После этого, он встал и сказал: « Петр, и ты, Богуш, брату нашему Сигизмунду королю июльскому и великому князю ли-