Открыть главное меню

Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/187

Эта страница была вычитана
— 177 —

а въ правой палку, которою предотвращаетъ паденіе повозки, когда она наклонится на одну сторону болѣе, чѣмъ слѣдуетъ. Этимъ способомъ ѣзды они сдѣлали 20 миль въ одинъ день и наконецъ отпустили оленя; Истома говорилъ, что олень самъ воротился къ своему господину въ обычное становище. Совершивъ этотъ путь, они прибыли къ норвежскому городу Бергенъ (Berges), лежащему прямо на сѣверъ между горами, а оттуда на лошадяхъ въ Данію. Между прочимъ сказываютъ, что въ Дронтѣ и Бергенѣ, во время лѣтняго солнцестоянія, день имѣетъ 22 часа. Власій (Blasius), другой княжескій толмачь, который немного лѣтъ тому назадъ былъ посланъ своимъ государемъ къ цесарю въ Испанію, разсказывалъ намъ о своемъ пути иначе и гораздо сокращеннѣе. Онъ говорилъ, что, будучи посланъ изъ Московіи къ Іоанну, короли» датскому, онъ шелъ сухопутьемъ (pedes) до Ростова; сѣвъ на корабли въ Переяславлѣ, пріѣхалъ Волгою въ Кострому; оттуда 7 верстъ шелъ сухимъ путемъ до какой-то рѣчки, которою вошелъ въ Вологду, потомъ въ Сухону и Двину, и плылъ до норвежскаго города Бергена и перенесъ всѣ труды и опасности, о которыхъ выше разсказано со словъ Истомы; наконецъ пріѣхалъ въ Гафнію столицу Даніи, называемую у германцевъ Копенгагеномъ. И тотъ и другой говорили, чтъ въ Московію воротились черезъ Ливонію и совершили этотъ путь въ продолженіи года. Хотя одинъ изъ нихъ, Григорій Истома, говорилъ, что половину этого времени онъ былъ задержанъ бурями въ разныхъ мѣстахъ, однако и тотъ и другой единогласно утверждали, что въ это путешествіе они сдѣлали 1.700 верстъ т. е. 340 миль. Также Димитрій, тотъ самый, который весьма недавно бытъ посломъ у папы въ Римѣ, и по разсказамъ котораго Павелъ Іовій написалъ свою Московію, — по этой самой дорогѣ три раза ѣздилъ въ Норвегію и Данію; онъ подтвердилъ справедливость всего вышесказаннаго. Впрочемъ всѣ они, когда я ихъ спрашивалъ о Замерзшемъ или Ледовитомъ морѣ, отвѣчали только одно, а именно, что видѣли въ приморскихъ мѣстахъ множество величайшихъ рѣкъ, которыя массой своихъ водъ и силой теченія гонятъ море на далекое»пространство отъ береговъ, и которыя замерзаютъ вмѣстѣ съ моремъ на извѣстное пространство отъ самаго берега, какъ это бываетъ въ Ливоніи и въ иныхъ частяхъ Швеціи. Ибо, хотя отъ сильныхъ вѣтровъ ледъ въ морѣ ломается, однако

Тот же текст в современной орфографии

а в правой палку, которою предотвращает падение повозки, когда она наклонится на одну сторону более, чем следует. Этим способом езды они сделали 20 миль в один день и наконец отпустили оленя; Истома говорил, что олень сам воротился к своему господину в обычное становище. Совершив этот путь, они прибыли к норвежскому городу Берген (Berges), лежащему прямо на север между горами, а оттуда на лошадях в Данию. Между прочим сказывают, что в Дронте и Бергене, во время летнего солнцестояния, день имеет 22 часа. Власий (Blasius), другой княжеский толмач, который немного лет тому назад был послан своим государем к цесарю в Испанию, рассказывал нам о своем пути иначе и гораздо сокращеннее. Он говорил, что, будучи послан из Московии к Иоанну, короли» датскому, он шел сухопутьем (pedes) до Ростова; сев на корабли в Переяславле, приехал Волгою в Кострому; оттуда 7 верст шел сухим путем до какой-то речки, которою вошел в Вологду, потом в Сухону и Двину, и плыл до норвежского города Бергена и перенес все труды и опасности, о которых выше рассказано со слов Истомы; наконец приехал в Гафнию столицу Дании, называемую у германцев Копенгагеном. И тот и другой говорили, чт в Московию воротились через Ливонию и совершили этот путь в продолжении года. Хотя один из них, Григорий Истома, говорил, что половину этого времени он был задержан бурями в разных местах, однако и тот и другой единогласно утверждали, что в это путешествие они сделали 1.700 верст т. е. 340 миль. Также Димитрий, тот самый, который весьма недавно быт послом у папы в Риме, и по рассказам которого Павел Иовий написал свою Московию, — по этой самой дороге три раза ездил в Норвегию и Данию; он подтвердил справедливость всего вышесказанного. Впрочем все они, когда я их спрашивал о Замерзшем или Ледовитом море, отвечали только одно, а именно, что видели в приморских местах множество величайших рек, которые массой своих вод и силой течения гонят море на далекое»пространство от берегов, и которые замерзают вместе с морем на известное пространство от самого берега, как это бывает в Ливонии и в иных частях Швеции. Ибо, хотя от сильных ветров лед в море ломается, однако

12