Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/141

Эта страница была вычитана
— 131 —

Жители ея имѣютъ собственный языкъ; ихъ главный промыселъ — бѣличьи мѣха, которые больше и красивѣе, чѣмъ въ другихъ странахъ; однако въ то время мы не могли достать въ Москвѣ ни одного такого мѣха.

Черемисы живутъ въ лѣсахъ около Нижняго Новгорода. Они имѣютъ собственный языкъ и исповѣдуютъ магометанскую вѣру. Они подвластны теперь казанскому царю, хотя большая ихъ часть прежде платила дань князю московскому; отъ того до сихъ поръ они причисляются къ подданнымъ Московіи. Князь вывелъ въ Московію многихъ изъ нихъ по подозрѣнію въ измѣнѣ, и мы видѣли ихъ тамъ. Когда же ихъ отправили на литовскую границу, то они разсѣялись въ разныя стороны. Это племя обитаетъ на обширномъ пространствѣ отъ Вятки и Вологды до рѣки Камы, не имѣя постоянныхъ жилищъ. Всѣ они, какъ мущины, такъ и женщины, весьма быстры на бѣгу, всѣ весьма искусны въ метаніи стрѣлъ, потому что никогда не выпускаютъ изъ рукъ лука; у нихъ даже есть обычай не давать пищи сыновьямъ, пока они не попадутъ стрѣлою въ назначенную цѣль.

Въ двухъ миляхъ отъ Нижняго Новгорода находилось множество домовъ, составлявшихъ родъ города, гдѣ выпаривалась соль. Нѣсколько лѣтъ тому назадъ выжженные татарами, эти дома были возстановлены по приказанію князя.

Мордва (Mordvua populi) живетъ по Волгѣ, на южномъ ея берегу, за Нижнимъ Новгородомъ; этотъ народъ во всемъ похожъ на черемисовъ, кромѣ того, что у нихъ чаще попадаются осѣдлости. Здѣсь конецъ московскихъ владѣній, и вмѣстѣ съ тѣмъ мы оканчиваемъ наше путешествіе.

Теперь я приведу нѣкоторыя извѣстія о сосѣднихъ и пограничныхъ народахъ, соблюдая тотъ же порядокъ, т. е. отправляясь изъ Москвы на востокъ. Съ этой стороны первые встрѣчаются казанскіе татары; прежде, нежели я буду говорить собственно о нихъ, я долженъ сказать что нибудь вообще о всемъ племени.

Тот же текст в современной орфографии

Жители её имеют собственный язык; их главный промысел — беличьи меха, которые больше и красивее, чем в других странах; однако в то время мы не могли достать в Москве ни одного такого меха.

Черемисы живут в лесах около Нижнего Новгорода. Они имеют собственный язык и исповедуют магометанскую веру. Они подвластны теперь казанскому царю, хотя большая их часть прежде платила дань князю московскому; от того до сих пор они причисляются к подданным Московии. Князь вывел в Московию многих из них по подозрению в измене, и мы видели их там. Когда же их отправили на литовскую границу, то они рассеялись в разные стороны. Это племя обитает на обширном пространстве от Вятки и Вологды до реки Камы, не имея постоянных жилищ. Все они, как мужчины, так и женщины, весьма быстры на бегу, все весьма искусны в метании стрел, потому что никогда не выпускают из рук лука; у них даже есть обычай не давать пищи сыновьям, пока они не попадут стрелою в назначенную цель.

В двух миляхъ от Нижнего Новгорода находилось множество домов, составлявших род города, где выпаривалась соль. Несколько лет тому назад выжженные татарами, эти дома были восстановлены по приказанию князя.

Мордва (Mordvua populi) живет по Волге, на южном её берегу, за Нижним Новгородом; этот народ во всём похож на черемисов, кроме того, что у них чаще попадаются оседлости. Здесь конец московских владений, и вместе с тем мы оканчиваем наше путешествие.

Теперь я приведу некоторые известия о соседних и пограничных народах, соблюдая тот же порядок, т. е. отправляясь из Москвы на восток. С этой стороны первые встречаются казанские татары; прежде, нежели я буду говорить собственно о них, я должен сказать что-нибудь вообще о всём племени.

О ТАТАРАХЪ.

О татарахъ и ихъ происхожденіи, кромѣ того, что заключается въ польскихъ лѣтописяхъ и въ книжкахъ о двухъ Сарматіяхъ, много писано въ разныхъ мѣстахъ; повторять это здѣсь

Тот же текст в современной орфографии
О ТАТАРАХ.

О татарах и их происхождении, кроме того, что заключается в польских летописях и в книжках о двух Сарматиях, много писано в разных местах; повторять это здесь

9*